ПРИКАЗАНО: ВСЕ ЗАБЫТЬ!

Добрый день, друзья!

(По страницам одного дневника – текст перепечатан из газеты «Правда Севера» от 8 мая 1995 г., статья Юрия Абрамова).

В преддверии Дня радио, праздника работников всех отраслей связи,  мне в руки попалась газета с дневниковыми записями, рассказывающими об одной истории начальника радиостанции в годы войны. Думаю, события тех лет будут многим интересны. 

Известно, что Арктика умеет хранить свои тайны, но в истории, которую поведал мне бывший полярник Василий Евграфович Шуин, нравы Арктики ни при чем. Туман здесь был явно рукотворного происхождения

Речь идет о скоротечном поединке сугубо гражданского человека с немецким бомбардировщиком «Хенкель 111», окончившемся не в пользу фашистских асов, и последующем замалчивании этого события, чему, как увидим, были свои причины.

Война застала моего собеседника на Новой Земле, в Белушьей, где он был начальником радиостанции.

 _ B_guba

О ее начале полярники узнали по радио. В их жизни на первых порах мало что изменилось, разве что к работе своей все стали относиться строже, ответственнее.

Каждый делал свое дело, и зашифрованная информация о погоде и ледовой обстановке уходила в эфир а точно установленное время.

Прошло лето, началась длинная полярная ночь, но вот закончилась и она. Люди радовались солнцу, однако не оставляла их и тревога. По всему чувствовалось, что война придет и на Новую Землю.

Во второй половине мая над Белушьей появился первый вражеский разведчик «Юнкерс-88». Подобные визиты стали повторяться почти ежедневно, и Шуин постоянно сообщал о них в Амдерму.

О том, что было дальше, свидетельствуют дневниковые записи, сделанные тогда Василием Евграфовичем. Они, к счастью, сохранились и позволяют в деталях восстановить всю цепь событий. Итак.

Ещё по теме:   Азиатские товары клоны

4 июля 1942 года. Как только бухта очистилась ото льда, у нас стал постоянно базироваться гидросамолет воздушной разведки Западного сектора Арктики под командованием пилота Попова. 3 июля экипаж вылетел в очередную авиаразведку. Я обеспечиваю с ним радиосвязь.

После выполнения намеченной программы радист самолета сообщил, что через 15—20 минут они будут на базе. Снял наушники и тут же услышал гул авиационных моторов.

Вижу, с востока на небольшой высоте приближается четырехмоторный самолет с красными звездами на плоскостях. Очевидно, сухопутный бомбардировщик.

Пролетев над бухтой, он резко изменил курс и ушел в южном направлении навстречу возвращающемуся гидросамолету Попова.

Но нашего разведчика мы так и не дождались. Оказалось, что пилоты бомбардировщика по ошибке приняли его за немецкий и сбили над водой. Экипаж гидросамолета погиб.

7 июля. Прилетел начальник Особого отряда полярной авиации Мазурук Илья Павлович для разбора произошедшей трагедии. Он вручил мне крупнокалиберный зенитный пулемет «Льюис» с несколькими комплектами боевых патронов.

Стрелок-радист показал, как обращаться с оружием, и помог оборудовать пулеметное гнездо в восьми метрах от входа в радиостанцию. Вокруг выложили невысокую стенку из камней. Провели несколько тренировочных стрельб.

10 июля. Доходят отрывочные сведения о гибели пароходов, торпедированных немецкими подлодками. В бухте стали появляться шлюпки и вельботы со спасшимися моряками.

Многие из них в тяжелом состоянии. Гидрографическое судно «Мурманец» обследует побережье, подбирая потерпевших кораблекрушение.

16 июля. В 12 часов дня в бухте совершил посадку военный гидросамолет «Каталина». Экипаж имел задание долететь до Русской Гавани и снять там каких-то важных специалистов с торпедированного немцами судна.

17 июля.  Летчики поставили самолет на якоря у самого берега, а сами пошли отдыхать в школу-интернат, которая теперь выполняла роль гостиницы.

Ещё по теме:   Фестиваль уличных театров. Musicabrass

18 июля. Утро этого дня застало меня в пути. Вместе с уполномоченным Новоземельской торговой конторы мы решили поохотиться на гусей на одном из озер. Только добрались на катере до устья ручья, вытекающего из этого озера, как услышали отдаленный звук моторов самолета.

По завывающему характерному их гулу определили: «Юнкерс-88». А затем и увидели его над гребнем горного хребта. Машинально взглянул на часы 3.30.

 Самолет как бы скатился с горы и на малой высоте прошел над поселком, пересек бухту, круто развернулся в сторону гидросамолета и  прошил его пулеметной очередью.

Описав круг, пошел на второй заход и расстрелял «Каталину» теперь уже почти в упор. Однако та не взорвалась и не загорелась. Решив, по-видимому, что это макет, пилот «Юнкерса» прекратил атаки.

Вернувшись в поселок, обнаруживаем у гидросамолета весь его экипаж. К счастью, серьезных повреждений, кроме пробитого маслопровода, не оказалось, и самолет около полудня смог вылететь на задание.

Перед самым его отлетом в бухте, в ста метрах от берега, бросил якорь пароход «Рошаль». Он должен взять добравшихся до Новой Земли моряков с аварийных судов конвоя РQ-17.

Ближе к вечеру над западным берегом бухты появился «Хейнкель-111».

Heinkel_HE111K

Используя рельеф местности, он словно подкрадывался к поселку, а затем взял курс на пароход, приближаясь к нему на высоте 50- 60 метров.

 Однако огня с «Рошаля» по какой-то причинение не открывали. Я с самого начала был у своего «Льюиса» в ожидании удобного момента для стрельбы.

Этот момент настал, когда самолет вышел в атаку на судно. Страха не было, была злость за все предыдущие унижения. В мозгу вертелось: «Сейчас им врежу, наглецам, прямо в морду!»

Ещё по теме:   Кровожадные, но беззащитные

 «Хейнкель» все ближе, но гашетку нажал, только когда до него оставалось 200—250 метров и я отчетливо увидел носового стрелка под прозрачным колпаком.

Вижу, как трассирующая дорожка вонзилась в корпус самолета, как исчезла голова стрелка, а ствол пулемета уставился в небо.

Немедленно перенес огонь на левый мотор. Над ним как бы вспыхнули два облачка, и раздались посторонние хлопки.

«Хейнкель» качнулся на левое крыло, а затем резко на правое, открыв мне обзор второго мотора. Но одновременно открылось и гнездо хвостового стрелка. Я все-таки успел сделать короткую очередь по правому мотору, и в этот же момент стрелок открыл по мне прицельный огонь.

 Но так как самолет резко накренился, чтобы выполнить крутой правый поворот, вся очередь, предназначенная мне, попала в стенку каменного ограждения.

Другая очередь прошла над моей головой, прошила агрегатную, аппаратную и жилую комнату радиостанции.

 Создалось впечатление, что после серии хлопков, характерных при работе двигателей с перебоями, «Хейнкель» шел на одном из них. На очень малой высоте он   пересек   Междушарский   пролив   и   скрылся   за   невысокими сопками одноименного острова.

Гул мотора вдруг резко оборвался. У всех наблюдавших этот поединок сложилось мнение, что самолет совершил аварийную посадку.

Из боя я вышел с минимальными потерями. Правда, получил легкое ранение — одна из пуль попала в штакетник, и кусок его сантиметров 15 длиной попал мне в левую скулу и надбровную дугу.

Досталось и глазу. На некоторое время я потерял сознание. Глаз заплыл, а лицо превратилось в сплошной синяк. В самой радиостанции возник пожар, но моя жена, находившаяся там, не растерялась и сбила огонь одеялом.

Окончание следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: