Архив

Архив раздела ‘Арктика’

Полярные «робинзоны»

24 Декабрь 2010 Сергей Сергеевич Comments off

Добрый день, друзья!

«Северный океан

есть пространное поле,

где усугубиться может

российская слава!»

М.В. Ломоносов

Многие тысячи лет назад состоялось первое знакомство человека с полярными странами. В «Ведах»  – священных книгах индусов – имеются сведения о полярной ночи и полярном дне, как о явлениях «невосходящего и незаходящего солнца».

 А таковое возможно только к северу от полярного круга. Первым путешественником,  побывавшем недалеко от полярного круга, был грек Пифий -  выдающийся географ своего времени.  Произошло  это событие ещё за  325 лет до нашего летоисчисления.

Когда же русские впервые появились на берегах Белого моря сказать точно нельзя, но в одной из новгородских грамот 1137 года уже имеются сведения о поселениях русских у берегов Студёного моря.

 В 16 веке был развит морской зверобойный промысел в Ледовитом океане. Основной добычей были моржи и рыбы лососевых пород. Естественно предположить, что русские бывали и на Новой Земле и на Шпицбергене.

Экспедиции, походы, зимовки в Северных широтах представляют большой интерес. Люди, участвующие в них, достойны глубокого уважения.

В этой рубрике мы познакомимся с некоторыми из них.  

В начале лета 1743 года мезенский промышленник Еремей Окладников снарядил судно  на остров Большой Брун (западный Шпицберген) для ловли китов и моржей.

Моряков он подобрал опытных, не раз плавающих в северных водах. Штурманом был назначен Алексей Химков. Всего набрали 12 человек экипажа.

В первые дни плавание было благополучным: погода стояла солнечная, дул не особенно сильный попутный ветер. Но вскоре судно попало в сплошные льды, которые увлекли его к острову Малый Брун.

Штурман слышал, что на этом острове есть зимовье. Решили четырёх человек послать на разведку. Это были сам штурман, Иван Химков, Степан Шарапов и Фёдор Веригин.

Они захватили с собой котелок, немного муки, нож, топор, ружьё с 12 зарядами и отправились в путь. Нашли избу. Дерево оказалось крепким, только балки немного разошлись, да мох, которым был законопачен дом, выпал. Но это  представлялось нестрашным, легко поправимым.

Разведчики устали, пообедали и улеглись спать. А ночью, когда весь экипаж спал, ледяное поле оторвалось   от острова и стало медленно двигаться вместе с судном.  Судно оказалось в открытом море. Дальнейшая судьба его  неизвестна.

Участь четырёх человек не беспокоила Окладникова. Помощи он не организовал ни в это, ни в последующее лето.

Когда четверо поморов поняли, что они остались одни, их охватило отчаяние. Первым овладел собой Алексей Химков. «Судно вернется, надо устраиваться на зимовку».

Единственное средство не терять бодрости духа – работа. Её было предостаточно. Осмотрели остров, нашли  в ложбинах  ложечную траву – прекрасное средство от цинги

 Двенадцать зарядов дали возможность  убить нескольких оленей.  Смастерили рогатины из найденной доски с гвоздями и железного крюка.

Из еловых сучьев сделали самострелы. Стрелами били оленей. Это не только спасало от голода, но и позволило создать запасы  сушёного мяса.

Летом на острове собирались тысячи птиц, прибрежные воды кишели  рыбой. Проблем с продовольствием, таким образом, у зимовщиков не было. Принесённый морем плавник вытаскивали на берег, сушили его, заготавливали дрова.

Но зимой было плохо: темень долгой полярной ночи действовала угнетающе.  Особенно мрачно становилось, когда опускался густой туман.

Со всеми трудностями боролись, выходили часто на улицу, на свежий воздух. И главное: кроме ложечной травы  пили  свежую оленью кровь и ели сырое мясо. Один из зимовщиков, Веригин, отказался от такой пищи, заболел цингой и в последнюю зиму умер.

Оставшиеся постепенно привыкали к такому образу жизни: был кров, была одежда (из шкур зверей), было пропитание, но глубокая тоска по родине и своим близким щемила сердце.

Родные их не забыли. Жена Алексея Окладникова уговорила  одного из промышленников, который в 1749 году уходил на Север, зайти на остров Малый Брун.

И когда они огибали северный мыс острова, то увидели  дым от костра и трёх людей  в странных одеждах, с длинными бородами. Они бежали к берегу, громко крича и размахивая руками.

Так были спасены эти люди, прожившие на острове шесть долгих лет и три месяца. При этом они накопили  шкуры 250 оленей, 10 медведей и множество песцов. А в своём  календаре за всё это время они ошиблись только на два дня.

Судно пришло в Архангельск. Встречать их и посмотреть на отважных зимовщиков собралось много архангелогородцев. Вознаграждение они от правительства не получили. 

Позднее о них была написана книга, а в 1954 на киностудии имени Горького вышел фильм «Море студёное». Главную мужскую роль сыграл Николай Крючков, – женскую Эльза Леждей (неповторимая Зиночка Кибрит из  «ЗнаТоКов»)

film