Картины по русской истории. А.Н. Бенуа. В Немецкой слободе.

Начало здесь. Предыдущий пост: щелкаем сюда.

V_nemetskoy_slobode

Слободой на Руси издавна называли поселения, получавшие льготы от феодала, заинтересованного в увеличении числа своих подданных. По выражению крупного историка Москвы И. Е. За­белина, слобода была «растительною клеточкой» города.

Пер­вая иноземная слобода появилась в Замоскворечье при вели­ком князе московском Василии III (1505 —1533). Характерное название «Налейка» отражало привычки поселившихся там наемников из Литвы, Германии, Англии, Италии…

Во второй половине XVI века иноземная слобода появилась на Яузе. Ее заселили наемники шотландцы и захваченные во время Ливон­ской войны пленные. По протекавшему там ручью слободу на­звали Кукуем.

Жители ее быстро богатели на продаже вина и пива, специально разрешенной им Иваном Грозным, несмотря на жалобы москвичей и митрополита, выступавших против спаивания народа.

Слобода погибла в огне Смутного времени, и в 1620—1630-х годах иноземцы расселялись по всему городу, образовывая кое-где новые слободы. Так, выходцы из Польши селились на Панской улице в Замоскворечье и Старопанской улице близ Кривогрузинского переулка;

они быстро принима­ли православие и сливались с местным населением. В Грече­ской слободе на Николо-Ямской улице жили бежавшие от османского владычества греки. Татарская и Грузинская слобо­ды собирали к себе мусульман и приезжавших с Кавказа хри­стиан.

В 1671 году за Сретенскими воротами, позади Земля­ного вала, расположилась Мещанская слобода, населенная в основном выходцами и отпущенными на волю пленными из белорусских и польско-литовских городов. Жители сло­бод подчинялись общерусским законам, но имели и некото­рое самоуправление.

В XVII веке жестокие религиозные войны и католическая реакция заставляли многих лютеран и кальвинистов искать спокойной жизни в Москве, где они пользовались относительной свободой вероисповедания и открыто отправляли свои богослу­жения.

Осенью 1652 года, после опустошивших Москву пожа­ров, по указу царя Алексея Михайловича «Афанасий Иванов Нестеров да дьяки Федор Иванов и Богдан Арефьев строили новую Иноземскую слободу за Покровскими воротами, за Зем­ляным городом, подле Яузы реки, где были наперед сего не­мецкие дворы при прежних великих государях».

В Немецкой слободе, или Кукуе, собрались почти все протестанты и мно­жество католиков (которые в 1680-х годах тоже получили раз­решение на богослужение в костеле). Лишь немногие инозем­цы — богатейшие купцы, царские врачи и мастера — продол­жали жить в центре столицы.

Иноземцы тесно общались с русским населением (боярин А. С. Матвеев, глава правительства при Алексее Михайловиче, например, был женат на леди Гамильтон), но в слободе имели свои обычаи, о которых заезжие иностранцы отзывались дур­но:

улицы в отличие от московских оставались немощеными, нравы — разгульными. Впрочем, пьянство и дуэли не мешали хорошей службе таких офицеров, как Лесли и Гордон, и мало касались очень тщательно отбиравшихся гражданских специа­листов:

врачей, переводчиков, живописцев, механиков, солид­ных купцов и капитанов. Поэтому юный Петр, искавший от­дохновения от душного быта своей семьи, в Немецкой слободе не только весело проводил время, но учился уважению к нау­кам и мастерству, находил дельных помощников в предстояв­ших государственных делах.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: