Картины по русской истории. С.В. Иванов. Смотр служивых людей.

Начало здесь.

Smotr_sluzhivykh_lyudey

С формированием Русского централизованного государства старая система княжеских дружин сменяется единым дворян­ским ополчением. Вот как писал об этом автор «Повести о побе­дах Московского государства»: в 1512 году великий князь Василий III «избрал из многих городов лучших и честных лю­дей, дворян, и учинил к ним свое государское рассмотрение, и расписал их на три статьи, первую, и среднюю, и меньшую, учинив дворянский список и (определив) кто в которой чести достоин».

«Через год или два, — писал немецкий дипломат Сигизмунд Герберштейн, — князь делает набор по областям и переписывает детей боярских (младший дворянский чин. — А. В.), чтобы знать их число и сколько каждый имеет лошадей и служителей. Потом каждому определяется жалованье».

Дво­ряне одного уезда служили вместе. На смотр каждый должен был прибыть в соответствующем вооружении и привести с со­бой указанное число вооруженных людей (в зависимости от размеров землевладения, позднее — от числа крестьянских дворов). Здесь же верстались на службу с 15-летнего возраста «новики» и раздавалось денежное жалованье.

Изображенный на картине смотр проводился в уездном го­роде, куда съезжалось дворянство всех окрестных волостей. Им руководил обычно полковой воевода, придирчивым взором следивший за исправностью воинов, оружия, коней.

Перед ним на столе лежит список прошлого смотра — десятня. Новая десятня, которую пишет тут же подьячий, тщательно сверяется со старой: кто-то из дворян умер, кто-то получил новый оклад и должен привести с собой больше людей, кто-то верстается на службу впервые, кто-то «устарел» и просит отставки «по болез­ни старых многих ран».

Часть дворян уже прошла смотр, другие готовятся представить себя и своих людей «налицо». «Ташлык Степанов сын Приклонского, — пишет подья­чий, — …на службе будет на коне, в доспехе, в шеломе, с саада­ком, саблей, копьем. А за ним: два человека на конях, в доспе­хах, в шеломах, с саадаками, саблями, с рогатиной;

конь про­стой да два человека на меринах с вьюками и с топориками». Это смотр 1569 года. А вот что говорил более чем через 100 лет на смотре будущий автор первой исторической монографии в России: «На службе буду я, холоп твой Андрюшка Иванов сын Лызлов, на коне, с саблей, саадаком, да конь простой, да три человека с оружием».

Дворяне формировались в сотни, с большой хоругвью и шли в бой по сигналам трубачей и литаврщиков: «А учения у них к бою… не бывает и строя никакого не знают». К 1630-м годам дворяне составляли всего около 30% армии.

Правительство ак­тивно привлекало их в новые, рейтарские полки тяжелой ка­валерии, обучавшиеся регулярным действиям на поле брани. Рейтары были вооружены карабинами и большими рейтарски­ми пистолетами в седельных кобурах, имели особые знамена и трубы.

Они быстро показали свое превосходство в бою, так же как и формировавшиеся в XVII веке драгунские, гусарские и казачьи полки. Дольше всех сохраняло свои традиции москов­ское дворянство.

Его лебединой песней стала битва под Конотопом 28 июня 1659 года, когда многотысячный Московский полк на аргамаках, в латах и куяках (подбитых металлически­ми пластинами стеганках) был уничтожен крымчаками и ка­заками. Ополчение перестало быть реальной военной силой.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: