Картины по русской истории. С.В. Иванов. В смутное время.

Начало здесь.

V_smutnoe_vremya

Смутным временем называли современники начало «бунташного» XVII века, когда ожесточенная борьба различных социальных сил (иногда ее называют гражданской войной), иностранная интервенция, голод и разруха поставили под угрозу существование Русского государства.

К концу XVI ве­ка Московское государство было обессилено и разорено страшным опричным террором, войной и их спутниками — голодом и мором. Массы людей бежали на окраины и даже за рубежи. Захват трона Борисом Годуновым лишь усилил рознь в верхах феодального класса. Мощное недовольство московскими порядками зрело и среди обнищавшего горо­дового, особенно пограничного дворянства.

Голодные годы начала нового века послужили толчком к общему взрыву. Первыми поднялись холопы под предво­дительством Хлопка. Потопленное в крови, их восстание стало лишь первым сражением Крестьянской войны. Лжедмитрий I, вторгшийся на Русь с помощью польско-литовской шляхты и первоначально терпевший поражения, получал все большую поддержку обездоленных и недовольных прави­тельством.

Со смертью Бориса рухнула держава Годуновых, и уже во главе перешедших на его сторону войск, признанный верхами и с надеждой смотревшими на него низами, Лжедмитрий I воссел на русском престоле. Затем трон удалось захва­тить боярскому ставленнику Василию Шуйскому, принявщему активное участие в организации московского восстания против самозванца и его приближенных — иноземцев.

Но на феодальное государство катилась уже новая, мощная волна Крестьянской войны. Войска повстанцев под предводительст­вом выдающегося народного вождя и полководца Ивана Исаевича Болотникова двинулись к Москве из южных городов, громя царские армии и принимая в свои ряды тысячи кресть­ян, холопов, посадских людей.

К Болотникову, выступавшему от имени самозванцев (Дмитрия, Петра), присоединились и дворянские ополчения. Но социальные задачи мелких феода­лов были несовместимы с целями Крестьянской войны. Пре­дав Болотникова в решительных сражениях близ Москвы, дворяне встали на сторону Шуйского.

В ожесточенной много­месячной борьбе крестьянская армия была разгромлена. На Москву уже шел новый Лжедмитрий. Во главе отрядов интер­вентов, части казаков, множества перешедших на его сторону дворян, отдельных отрядов крестьян и холопов он укрепил­ся под Москвой, в Тушине (за что и прозван Тушинским Вором). Шуйский, в свою очередь, призвал на Русь шведов.

Художник хорошо отразил пестрый состав войск одного из самозванцев: здесь и казаки, и отдельные крестьяне, и немецкий наемник, и кочевники в пестрых халатах и остро­верхих шапках. Вдали, справа, виден дворянский отряд. Но подлинными хозяевами чувствуют себя в лагере польский магнат и шляхта.

Интервенты сеяли смерть и разрушение. Видя неспособ­ность Шуйского изгнать неприятеля, «князь Федор Волкон­ский и с ним иные мелкие дворяне» заставили его принять монашество. Тогда боярское правительство пошло на прямую измену, присягнув королевичу Владиславу и впустив интер­вентов в Кремль.

Всенародная борьба с интервентами вско­лыхнула страну. Героически начатая Первым ополчением, она была завершена освобождением Москвы Вторым ополче­нием (1612) и избранием на царство Михаила Романова. Но народные антифеодальные движения продолжались еще десятилетия.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: