Прощальный марафон

Река Камчатка течет по низменности, расположенной между Срединным и Восточным хребтами. Прорезав узкой долиной хребет Кумроч — участок под названием «Щеки», — она впадает в Камчатский залив Тихого океана.

В верховьях река имеет горный характер. Быстрые, зеленовато-мутные воды стремительно несутся с Ганальского и Срединного хребтов. Стремительные потоки мчатся меж каменных берегов, срывают камни и переносят их далеко вниз по течению. Камни, нагроможденные в самом русле, образуют перекаты и пороги.

Ниже села Пущино течение становится плавным. Река переходит в равнинную и начинает сильно меандрировать. Ширина ее в районе села Мильково — 100-150 метров.

Чем дальше вниз, тем она шире и полноводнее. Широкая пойма, по которой река проложила свое извилистое русло с множеством рукавов, озер-стариц, покрыта зеленым ковром лугов, перемежающихся с полями и лесами.

Во многих местах лес подходит вплотную к реке и образует плотную стену зеленой изгороди. В нижнем течении река Камчатка расширяется до 500-600 метров, а глубины ее колеблются от 1 до 6 метров. Многочисленные перекаты делают фарватер реки неустойчивым. После больших паводков он меняет свое положение. Это значительно усложняет судоходство.

Река замерзает в ноябре, а вскрывается в конце апреля — начале мая. Среди многочисленных притоков наибольшими являются Еловка, Толбачик, Щапина.

По берегам реки располагаются поселки Мильково, Долиновка, Щапино, Козыревск, Ключи, Усть-Камчатск и др.

Камчатка — самая важная транспортная магистраль полуострова. По ней ходят пассажирские трамваи, катера, баржи. Судоходство осуществляется почти до Мильково. В большом количестве сплавляется лес. В реку и ее притоки на нерест заходят лососевые рыбы.

С наступлением июля ре­ка преображается. В толще воды, у самого    дна, то и дело проносятся торпедами крупные темные тени: на нерест пришла горбуша. Вслед за единичными сам­цами-разведчиками появ­ляются рыбьи косяки.

 d0bdd0b5d180d0b5d181d182

Горбуша не спешит под­ниматься в верховья, к ме­стам нерестилища: для окончательного созревания икры необходимо пере­ждать. С крутого берега хорошо видно, как в ому­тах, выстроившись голова­ми против течения и лени­во перебирая плавниками, недвижно стоят плотные стаи рыб.

 

В это время из светло-серой с металличе­ским отливом горбуша пре­вращается в «зубатку». Спи­на и бока темнеют, стано­вятся коричневыми и по­крываются черными пятна­ми. Толстая кожа лишается чешуи, у самцов на спине вырастает огромный плос­кий горб, челюсти искрив­ляются и обнажают часто­кол острых зубов. Таков у горбуши брачный наряд.

 

 d0b3d0bed180d0b1d183d188d0b0-d0b2-d0b1d180d0b0d187d0bdd0bed0bc

Из моря в устье реки за­ходят все новые и новые косяки. Нет силы, способ­ной задержать рыбу в этом отчаянном, последнем ма­рафоне. С разгона, вспени­вая воду ударами мощного хвоста, преодолевает она бурлящие перекаты, захо­дит в самые мелкие гор­ные ручейки, где вода по­рой едва доходит до сере­дины жаберных щелей и приходится пробираться среди камней, словно яще­рице. Тут и там мелькают красные бока с начисто ободранной чешуей и ко­жей.

 

Для своего будущего по­томства горбуша-самка го­товит своеобразную колы­бель. Энергичными, резки­ми движениями тела раз­брасывает она мелкую дон­ную гальку и песок, чтобы образовалось небольшое продолговатое углубление. Вокруг самки неотступно вьются два-три самца, меж­ду ними то и дело вспыхи­вают короткие стычки.

Самка выметывает в ям­ку зрелую икру, которую подоспевший самец-побе­дитель тут же оплодотворя­ет. После этого самка при­нимается забрасывать клад­ку галькой. Да так старает­ся,   что   вырастает целый бугор, длина которого ча­сто превышает метр.

 

 

Тесно рыбе в реке. Каж­дое место для устройства бугра приходится отстаи­вать. Случаются бои и меж­ду самками. Те, что посиль­нее, нередко разрывают бугры, насыпанные их пред­шественницами, а слабые вынуждены искать местечко для нереста в самых раз­ных, порой вовсе не подхо­дящих местах: кладку икры можно обнаружить даже в прибрежной заводи, среди хлопьев легкой зеленова­той тины.

 d0bcd0b5d0b4d0b2d0b5d0b4d18c

 Уже с начала июля к ре­ке в ожидании легкой до­бычи спускаются медведи. Просто удивительно, на­сколько ловко и проворно эти косолапые бродяги справляются с рыбной лов­лей. И повадки-то у всех разные. Один может час стоять по брюхо в воде и накидает на берег столько рыбы, что самому за один присест не осилить. Другой, что поосторожнее, каждую пойманную рыбину бегом уносит в кусты и не выхо­дит за следующей, пока ос­новательно не потопчется по зарослям и не «разнюхает» окрестности вдоль и попе­рек.

 

 

А следом за мишками, громко и надрывно каркая, летит целый эскорт нагло­ватых большеклювых ворон. Бывает, что вороны сами забивают на мелководье обессилевшую горбушу. Над телом жертвы разыг­рывается отчаянная, шум­ная драка. Опережая друг друга, пернатые разбойни­ки разрывают добычу за считанные секунды.

 

 

Чуть позднее отнерестив­шаяся рыба гибнет. В ту­манном воздухе громко жужжат крыльями жуки-могильщики, на мелководье орудуют шустрые речные крабы, копошатся водные насекомые и черви. Во­ронья становится так мно­го, что своим криком пти­цы начисто перекрывают журчание реки. Совсем не прочь отведать падали и косолапый рыболов-мед­ведь. Так хорошо поставле­на в природе естественная санитария, что рыба просто не успевает разлагаться и заражать реку и ее окрест­ности.

 

 d0b2d0bed0b4d0b0-d0bad0b8d0bfd0b8d182

А мальки перезимуют в построенном матерью буг­ре и только весной, с пер­выми талыми водами, ска­тятся в море, чтобы через два года снова возвратить­ся к родным берегам и со­вершить такой же стреми­тельный прощальный мара­фон, как их предшественни­ки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: