Его бесит, а меня тошнит!

Доброго времени суток всем читателям блога!

Сегодня время окончить мой рассказ – особое мнение —  об одной нехорошей, с моей точки зрения, книге. Кто не читал прошлые мои посты, загляните, пожалуйста,  сюда.

Итак нашего «героя»  бесит, а я отдохнувши от его «Брэнд оф сив кобл», продолжу.

Для начала приведу ещё кусочек из дневника Ф.Н. Паршинского:

«Меня бесит, вернее, тошнит, как от лакрицы, от этой аллилуйщины по поводу выступления Сталина 3 июля. И чего, чего только не выду­мывают жидо-большевики про «террор» национал-социалистов в Гер­мании и оккупированных областях и государствах, но не запугают тех русских, которые ждут не дождутся свержения советской власти!

 А этих русских и украинцев десятки миллионов! Украинцы не забыли Гамарника и Любченко, а русские будут вечно помнить о Рыкове, Пята­кове, Каменеве, да и о Троцком, хотя он для крестьян является сфинксом.

  Врут советские газеты и радио, что народ охотно идет на работы по обороне, да и красноармейцы плохо дерутся с солдатами Гитлера. Десять миллионов красноармейцев не могут сдержать натиск шести миллионов германцев! «Численный перевес противника» — это блудословие!

Не­удачи Красной Армии — воплощение ненависти к Сталину»

 И так далее и тому подобное всего на более 110 страницах. Коротко дневники можно одной студенческой фразой назвать «Брэнд оф сив кобл».

 Апофеозом его дневниковой записи за 1941 год явилось следующее откровение (орфография сохранена мною из книги без изменения):

«22 ноября, суббота

Пасмурно, -4 °С, слабый ветерок с юго-запада.

 Сегодня в 12 часов я удавил шпагатом кошечку. Мучилась около 5 ишут. Но, что всего ужаснее, она ласкалась ко мне, когда я приготов­ил шпагат, а когда завязывал мертвую петлю, она заигрывалась шпа­гатом, и когда было уже на часах 12 ч. 10 мин. и взглянул на кален­дарь, то только тогда вспомнил, что сегодня день моего рождения.

Ещё по теме:   Авиньонский мост

 Исполнится мне сегодня 54 года. Хорошо ознаменовался день моего ро/кдения — убийством. Убил теплокровное, живородящее млекопи­тающее, которое ко мне ласкалось. Если я покончу свою жизнь само­убийством, то это будет справедливо.

  И если меня убьет кто-нибудь по какому бы то ни было поводу, то это тоже будет справедливо. На моей совести уже есть убийство моей сестры в 1939 г. Еще раньше убийство Оли Козак (невесты) в 1923 г. Да и смерть матери в 1918 г. произошла при обстановке полного непонимания мной ее состояния Детки, вы меня не понимаете») и жестокого упрека с моей стороны.

Итак, я заслуживаю смертной казни. Я решился распустить петлю только в 13 ч. 15 мин. в надежде, что спустя 1 ч. 10 мин. после окончания судорог моя жертва уже, безусловно, не оживет».

 Русский поляк Филадельф Николаевич Паршинский, бывший канцелярский чиновник таможни, был не в восторге от жизни после Октября 1917 года. Но столько грязи, цинизма, ненависти, злобы в его дневниковых записях, что порой меня начинает подташнивать.

 Советская власть была милостива к нему: сначала (1921 год) за распространение провокационных слухов он был осужден на один год заключения в концлагерь условно.

 В 1925 году он сам изъявил желание сотрудничать с ОГПУ. Вскоре чекистам стало ясно, что Ф.Н. дает им искаженную информацию и вводит ОГПУ в заблуждение. Кроме того им была разглашен факт сотрудничества с органами госбезопасности.

 Законодательство тех лет это квалифицировало уголовным кодексом как разглашение секретных сведений. Как результат – новый срок (1926 год) – три года ссылки в Сибирь в Нарымский край.

 Вернувшись в Архангельск Ф.Н. начал писать дневник с декабря 1940 года. И не только писать, но и высказывать своё мнение соседям. За нарушение закона в январе 1942 года его арестовывают.

Ещё по теме:   День энергетика

 27 мая 1942 года Особое совещание вынесло вердикт – нет, не смертную казнь (!), а «заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на десять лет».

 Дальнейшая судьба Ф.Н. неизвестна. На фото из сборника Ф.Н. Паршинский, Архангельск. 1942 г. Из архива РУ ФСБ АО

Parshinski_

 Жил этот озлобленный интеллигент строительства социализма на улице Серафимовича  (псевдоним русского  советского писателя  направления социалистического реализма Попова Александра Серафимовича,- писатель отбывал ссылку в нашем городе) дом 43.

 В каждом старом доме должно быть привидение, дай думаю, схожу, выскажу ему всё, что накипело от его дневников, но дома уже и след простыл, на его месте вырос крутой особнячок

 _SSA40392_

  Ну и, слава богу, как говорят, — вот только тяжёлым грузом будут лежать на душе многих строки прочитанных ими его дневников…

 Один из афоризмов В.О. Ключевского гласит: «История ничему не учит, а только наказывает за ее незнание» — для тех, кто всё же решит прочитать эту книгу  сборник.

 Возможно, схлестнемся мнениями, эмоциями, амбициями? –

  жду ваших откликов и до новых встреч, друзья!



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: