История Польши /ч.3/

Предыдущий пост здесь.

Третий раздел Речи Посполитой и утрата независимости (1795).

Еще в ходе военных действий Австрия, Пруссия и Россия старались захватить как можно большую территорию. По заключенному в 1795 г. соглашению о разделе к Пруссии отходила большая часть Мазовии с Варшавой и литов­ские земли по Неман. Австрия захватила Малую Польшу и Люблинщину до Пилицы и Буга. Земли к востоку от Буга и Немана, включая Курляндию, получила Россия.

Захватнические государства по конвенции, подписанной в 1797 г. в Петер­бурге, обязались, что ни один из монархов никогда не будет титуловаться польским королем. Это решение отражало волю уничтожения раз и навсегда независимой Речи Посполитой.

DSCN1633

Станислав Август после поражения восстания был привезен в Гродно. Осенью 1795 г. король подписал отречение от престола. Спустя три года он скончался в Петербурге.

Заключение. Фундаментом политики Станислава Августа было сотрудни­чество с Россией, которая, по его мнению, должна была помочь в проведении реформ государственного устройства, вопреки внутренней оппозиции магна­тов, думающих только о своих частных интересах.

Россия должна была также защищать Речь Посполитую от агрессии Пруссии, стремившейся захватить польские северные и западные земли.

Эти расчеты, однако, не оправдались. Вопреки надеждам Станислава Августа, Екатерина II не поддержала его начи­наний.

Она была уверена в превосходстве России и потому не считала Речь Посполитую достойным партнером. Выступала против реформ, укреплявших польско-литовское государство, и не хотела терять союзников в других, не связанных с королем, политических лагерях.

К тому же и в самой Речи Посполитой позиция Станислава Августа сильно пошатнулась: Чарторыские („фамилия») отошли от него, когда оказалось, что он не собирается быть пассивным исполнителем их указаний.

Создание соб­ственной политической партии было задачей трудной и требовало времени. Король не мог также найти общего языка со значительной частью шляхты, которая была против реформы, лишавшей ее важнейших привилегий, то есть liberum veto и свободного избрания короля.

Станислав Август Понятовский — человек образованный, поклонник ис­кусств, меценат — не пользовался всеобщей симпатией. Глядя на памятник, воздвигнутый Яну Собескому в сотую годовщину победы под Веной, люди говорили:

Стоит памятник сто тысяч. Я бы вдвое выложил,

Лишь бы умер Станислав, а Ян III ожил.

Пренебрежение ощущалось в употребляемой до сегодняшнего дня фа­мильярной форме королевского имени: „король Стась». Шансы Станислава Августа на признание потомков перечеркнуло, несо­мненно, его присоединение к Тарговице.

Независимо от того, чем было про­диктовано это решение, факты говорят сами за себя: монарх выступил против принятой обществом Конституции, против реформы, одним из инициаторов которой был он сам. Присоединился к предателям народа. Формально отре­каясь в 1795 г. от престола, признал беззаконные разделы.

Речь Посполитая давала убежище большим и малым. Она не стремилась лишить своеобразия ни другие народы, ни приверженцев других религий (литовцев, русинов, евреев, татар, армян), а порядок принятия решений в сейме заставлял считаться с мнением политического меньшинства.

Польша была единственным государством Центральной и Восточной Европы, которое своей высшей целью считало правовое обеспечение гражданских свобод. Ее гибель знаменовала торжество монархий, сильных численностью своих армий и способностью принимать единоличные решения.

Речь Посполитая завещала потомкам традиции майской Конституции и восстания Костюшко — чувство ответственности народа за государство и готовность к жертвам во имя защиты признанных ценностей.

Резюме

Как видим, двуглавый российский орел был обыкновенным хищником, который никого ни от чего не спасал, а сам впивался стальными когтями в более слабого противника.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: