Луи-Фердинанд Селин

x_2beb5984

Нет, пожалуй, в современной мировой литературе имени более бесспорно спорного и одновременно спорно бесспорного, чем имя французского писателя Луи-Фердинанда Селина (1894-1961). И действительно, одних его книги завораживают и вызывают фанатичное преклонение, у других, напротив, столь же катего­ричное неприятие.

Для тех, кто книг Селина не читал, сегодня и в ряде следующих постов, я привожу (без купюр) авторитетное мнение Вячеслава Кондратовича о нем и его творчестве. Считаю, до прочтения первой книжки Селина, надо прочесть сначала это.

 — Мне случалось встречать как во Франции, так и у нас, людей, которые после первого прочтения Селина утратили интерес ко всей остальной литературе. Воздействие, которое оказало его творчество на сознание многих

современ­ных западных писателей, сопоставимо разве что с эффектом, который произвели в свое время публикации на Западе книг Достоевского. Генри Миллер, например, сравнивал свое первое впечатление от знакомства с романами Селина с шоком и до конца жизни сохранял свое преклонение перед ним.

Он считал, что влияние, оказанное Селином на французскую литературу, сопоставимо, разве что, с влиянием Артюра Рэмбо,  да и то это весьма слабое сравнение. Он посылал ему восторженные длин­ные письма, которые, впрочем, в большинстве своем так и оста­лись без ответа, — сам Селин довольно пренебрежительно отзы­вался о Миллере, называя его творчество «пустой болтовней».

Для американских битников Селин был одной из трех культо­вых фигур современной литературы (наряду с Жене и Арто), которым, по их мнению, удалось «преодолеть литературу» (а в их устах — это высший комплимент).

Известно, что Жан-Поль Сартр взял эпиграфом к своему знаменитому роману «Тошнота» цитату именно из романа Селина «Путешествие на край ночи» (кстати, в то время куда более знаменитого). Это обстоятельство не помешало ему в послевоенные годы принять самое активное участие в травле Селина.

Последний же постоянно обвинял Сар­тра в эпигонстве и плагиате. Не берусь судить, насколько были справедливы их взаимные обвинения.

Одно можно сказать определенно: при всем своем демонстративном экстремизме Сартру удалось прожить жизнь куда более успешную и благополучную, чем та, которая выпала на долю Селина.

Из негативных отзывов достаточно характерным является отзыв писателя Клауса Манна (сына Томаса Манна), который называл Селина «злобным су­масшедшим», хотя и с оговоркой, что тот «тоже одарен».

Не менее противоречивыми являются и суждения окружаю­щих по поводу политических взглядов Селина. Широко извес­тен тот факт, что Селин основательно запятнал свое имя в гла­зах «прогрессивно настроенной общественности», опубликовав в свое время три расистских памфлета, причем не когда-нибудь, а в период с 1937 по 1941 год.

Памфлеты представляли собой увесистые тома (около 400 печатных страниц каждый) и имели весьма характерные названия: «Безделицы для погрома», «Шко­ла трупов» и «Попали в переделку» (по поводу оккупации Фран­ции немецкими войсками. — В. К.). Что ж, как говорится, «из песни слова не выкинешь».

К тому же, их содержание с некото­рых пор во Франции снова стало достоянием широкой публики. Несмотря на наложенный вдовой писателя запрет, несколько лет назад было предпринято их пиратское переиздание, повлекшее за собой шумное судебное разбирательство.

И все-таки, не желая кого бы то ни было оправдывать (хотя бы потому, что не чувствую себя вправе это делать), мне хочется привести один эпизод, связанный с публикацией памфлета «По­пали в переделку», который описывает Жак Бреннер в своей книге «Моя история современной французской литературы».

Этот эпизод, мне кажется, позволяет лучше почувствовать природу таланта Селина: «Я вспомнил об одном вечере, проведенном у моего друга Франсиса Поля весной 1941 года. Селин только что опубликовал новую книгу «Попали в переделку», посвященную ‘веревке без повешенного».

Он смеялся в ней над поставленной на колени Францией и ни на секунду не скрывал своего антисе­митизма. Мы прочли несколько страниц вслух (моим друзьям не было тогда и двадцати лет), и каждый из нас шептал вполголоса: «Это гадко, как это гадко». Потом вдруг, я не помню, в каком точно месте, мы вдруг начали безумно хохотать.

Мы перестали принимать Селина всерьез и готовы были поздравить его с талантом очернителя. Но лишь в узком кругу друзей. Все пришли к единому мнению: публикация такого памфлета непроститель­на». Эта же причина, возможно, побудила известную антифа­шистку Марию-Антоньету Мачиоки, несмотря на свои антифа­шистские убеждения, назвать Селина «самым гениальным из всех фашистско-нацистских писателей».

 Более того, в любви к Сели­ну признавались люди порой самых что ни на есть левых убеж­дений. О битниках я уже говорил; во время студенческой рево­люции 68-го года имя Селина опять было поднято на щит…

Что касается «нацистско-фашистских» убеждений Селина, то до сих пор не обнаружено каких-либо конкретных фактов, свидетель­ствующих о сотрудничестве Селина с фашистскими властями, кроме вышеназванных памфлетов, которые до сих пор остаются единственным реальным «темным» пятном в его биографии.

В то же время не следует забывать, что даже такой известный сво­ими правыми взглядами писатель, как Эрнст Юнгер, сам писав­ший в тридцатые годы пронацистские статьи, будучи офицером Вермахта и находясь в составе окуппировавших Париж немец­ких войск, был крайне напуган поведением Селина в то время.

Юнгер впоследствии описал Селина в «Дневниках 1941-1943 годов» и «Дневниках 1943-1945 годов»*, охарактеризовав его как человека, являющего собой «крайне опасный тип человека-нигилиста».

Один американский журналист, чье имя теперь уже никому ничего не говорит, встретившись с Селином уже незадолго до его смерти, заявил, что «Селин — это чудовище». Спи­сок подобных столь же противоречивых высказываний о лично­сти Селина и его взглядах можно было бы значительно продол­жить.

Лично мне кажется наиболее удачным не помню уже кем оброненное определение Селина как «правого анархиста». Со­четание этих двух взаимоисключающих понятий, пожалуй, луч­ше всего отражает парадоксальность его воззрений на этот при­выкший к жестким определениям и «ярлыкам» мир.

*Там он выведен под именем Мерлина

Продолжение следует.

 



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: