Пробуждение

Предыдущий пост здесь.

И всё же посещение Селином СССР состоялось. Он при­был в Ленинград осенью 1936 года. Однако, в отличие, напри­мер, от Андре Жида, который был официально приглашен со­ветским правительством, путешествовал по

всей стране в спе­циальном вагоне в сопровождении пяти писателей и даже удостоился чести во время похорон Горького стоять на трибу­не Мавзолея рядом со Сталиным и Молотовым, Селин приехал в Советский Союз в качестве простого туриста и смог побы­вать лишь в Ленинграде.

Знакомство Селина с советской действительностью 1936 года вызвало у него крайне отрицательную реакцию, что на­шло свое отражение в небольшом эссе «Mea culpa» и скан­дально известном памфлете «Безделицы для погрома».

Пуб­ликация этих произведений во Франции окончательно поссо­рила Селина с советским правительством: на его имя и творчество был наложен запрет, который длился до самого последнего времени.

В современной России ощущается новое пробуждение ин­тереса к творчеству Селина. За последние три года были пред­приняты,  по крайней мере,  три новых издания романа «Путеше­ствие на край ночи», впервые на русском языке увидел свет роман «Смерть в кредит». И вот наконец, первое русское из­дание романа «Из замка в замок».

x_d6e701b5Примерно к 1939 году относится знакомство Селина с танцовщицей парижской Оперы Люсетт Альманзор, ставшей его женой и разделившей с ним все тяготы последнего периода его жизни (в трилогии Селин называет ее Лили).

А дальнейшая судьба писателя сложилась трагически. Скан­дальные расистские памфлеты. Сомнительное поведение в пе­риод второй мировой войны. Бегство в Данию после ее оконча­ния. Суд. Тюрьма. Ссылка.

Годы забвения, одиночества и снова шумный литературный успех, связанный с появлением романа «Из замка в замок» (1957), первой частью трилогии, в которую вошли также романы «Север» и «Ригодон».

Все книги Селина в той или иной мере автобиографичны. Не составляет исключения и роман «Из замка в замок», кото­рый он писал в Медоне и завершил в 1956 году.

Роман «Из замка в замок» можно было бы озаглавить «Край ночи». События, описанные в романе, охватывают период с 1944 по 1956 год, время после крушения коллаборационистского пра­вительства Виши.

Замки, о которых говорит Селин, в действи­тельности являются странными, кошмарными призраками, имя которым: Война, Ненависть, Нищета. Три раза Селин оказывает­ся обитателем замка: на юге Германии в Зигмарингене, в бывшей резиденции Гогенцоллернов — в компании маршала Петэна и его министров.

В Дании, где он в течение восемнадцати месяцев нахо­дится в заключении в тюрьме, потом еще несколько лет на разру­шенной ферме, и наконец, в пригороде Парижа Медоне, где он практикует в качестве врача и где всю его клиентуру составляют несколько таких же нищих, как он сам, пациентов.

Селин вместе со своей женой покинули Париж и прибыли в Зигмаринген в начале ноября 1944 года, то есть примерно через два месяца после того, как туда переехало большинство членов правительства Виши.

Причем для лучшего понимания описываемых Селином в романе событий необходимо хотя бы в общих чертах описать существовавший в тот момент в Зиг­марингене расклад политических сил.

В Замке в баварской деревне Зигмаринген, бывшем родовым имением Гогенцоллернов на юге Германии, в сентябре 1944 года немцы собрали большинство французских политических деяте­лей, составлявших костяк коллаборационистского правительства Виши.

Однако, будучи собраны в одном месте, далеко не все оце­нивали свое положение там одинаковым образом. Маршал Петэн, например, считал себя пленником немцев и практически полнос­тью отошел от дел, общаясь лишь со своим персоналом.

Премьер-министр правительства Виши Пьер Лаваль, также привезенный в Зигмаринген против своей воли, придерживался той же линии поведения.

В таком же положении находились еще несколько приближенных к нему высокопоставленных чиновников: министр промышленности Жан Бишлонн, министр национального образо­вания Абель Боннар, министр юстиции Морис Габольд, министр печати Поль Марион и другие.

Этой группе противостояло несколько «активных» поли­тических деятелей, продолживших сотрудничество с Германией: Фернан де Бринон, Жозеф Дарнан, Жак Дорио. Марсель Деа и другие.

Они входили в состав так называемой «Прави­тельственной делегации в защиту национальных интересов», созданной но инициативе Гитлера и Риббентропа с целью в дальнейшем сформировать на ее основе новое правительство во главе с Дорио.

Между «активными» и «пассивными» отно­шения были практически полностью разорваны, хотя они жили в одном месте и вынуждены были часто встречаться.

Несмотря на это обе группы официальных лиц зимой 1944/45 года нахо­дились в привилегированном положении, располагались глав­ным образом в Замке. Петэн занимал верхние этажи замка, Лаваль жил ниже, там же располагались и члены «Делегации». Впрочем, все они в равной степени были обречены.

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: