У Селина всегда будут читатели

Предыдущий пост здесь.

Неестествен у Селина только человек, который своей болтовней, жаднос­тью, тщеславием замутняет неуловимую, скрытую от глаз бес­словесную сущность бытия. А Селин — один из немногих пи­сателей двадцатого века, чье внимание практически полностью сосредоточено на неуловимой, засловесной сущности жизни и человеческих отношений.

Характерна с этой точки зрения и та пресловутая революция, которую произвел Селин во французс­ком литературном языке, а именно активное использование им арго. Как это ни парадоксально, но я бы отнес Селина к симво­листам, если бы это литературное течение дожило до середины XX века.

Абсолютно чуждый символизму идейно, Селин, тем не менее, пользуется грубыми жаргонными словами прежде всего как символами для выражения простой и грубой сущности со­временной жизни, открывшейся ему с такой пугающей полно­той.

И животные для Селина — символ утраченного Рая, сим­вол утраченной человеком, а потому никогда не достижимой для него полноты бытия.

Именно поэтому его книги и требуют сосредоточенного, ме­дитативного прочтения. По этой же причине с годами они стано­вятся все более аморфными по форме, и на первый поверхност­ный взгляд могут показаться даже несколько однообразными, так как все больше начинают напоминать собрание причитаний юро­дивого, которого злые люди обидели, «отняли копеечку»…

Но Селин не только не всеми понят, до сих пор его имя еще и многих пугает. Опыт Селина — это еще и опыт челове­ка, волею судьбы поставленного вне общества и вне закона. И в его особом отношении к животным есть,

безусловно, нечто такое, что роднит его с устрашающим обывателя жестоким преступником, который вдруг проявляет неожиданную привя­занность к собакам, кошкам и птицам. Печать такого сходства действительно лежит на Селине и по сей день и, вероятно, останется на нем навсегда…

Впрочем, лучше всего о своем опыте сказал сам Селин: «…Если вы оказываетесь в экстремальных условиях, к тому же еще »не по своей воле», вы сразу же врубаетесь!.. сразу же чувствуете, заранее, когда с вами должно что-то случиться, и именно с вами, а не с кем-нибудь другим… у вас срабатывает инстинкт, как у животного… это только человек туго сообра­жает, разводит диалектику и все затуманивает…»

x_ef831cca

Думая о том, что же нового внес Селин в мировую литера­туру, невольно ловишь себя на мысли, что, вроде бы, не так уж и много. В сравнении с Кафкой или Джойсом, реформировав­шими форму современного романа, открытия Селина не столь уж и велики: по форме его романы достаточно просты и традиционны.

Однако все формальные нововведения предполагают плавное течение литературы, ее постепенную эволюцию, перс­пективу развития, а не конец. Творчество же Селина, как я уже сказал, апокалиптично.

В Селине, прежде всего, поражает его предельно трезвый, поистине аскетический взгляд на жизнь, который он ни на секунду не позволяет себе отвести в сторону даже перед лицом смертельной опасности.

Селин умер в Медоне, в том же самом парижском пригоро­де, где некогда провела несколько лет своего эмигрантского изгнания Марина Цветаева. С трудом верится, что два этих человека могли существовать столь близко, причем не только в пространстве, но и во времени.

Более того, Цветаева, чья ро­мантическая эстетика в значительной степени восходит к XIX веку, была на три года старше Селина. Их соседство во време­ни и пространстве кажется столь невероятным прежде всего потому, что невозможно себе даже представить, чтобы Цветае­ва прочитала Селина — для нее это было бы равносильно самоубийству.

В то же время, совершив это метафизическое самоубийство, она, возможно, избежала бы самоубийства физического… Ибо Селин как бы предвосхитил один из самых роковых вопросов современности: «Возможно ли искусство пос­ле Освенцима?», — дав на него своим творчеством убедитель­ный ответ.

Книги Селина, особенно поздние, — это и есть своего рода «искусство после Освенцима». Однако, ответив на этот вопрос утвердительно, он заставляет своих читателей за­думаться уже над другим вопросом: возможно ли искусство, и в частности, литература, после него самого?

Автор текста: Вячеслав Кондратович; фото взяты со странички http://vk.com/club1555298#/album-1555298_14352046



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: