Аркадий Гайдар: вчера, сегодня, завтра

DSCN7270[1]

/На фото: здание, где жил и работал А. Гайдар. г. Архангельск/ 

Аркадий Гайдар — один из абсолютных авторитетов советской детской литературы. Лет сорок тому назад мы любили с гордостью повторять об огромных тиражах его книг, о хрестоматийной значимости его произведений. Сегодня не трудно заметить падение интереса к его творчеству.

Но ведь было же… Было время, когда при этом имени в памяти каждого из нас всплывала ладная фигура высокого человека в черной гимнастерке, в солдатских сапогах, с папахой на голове.

Он был узнаваем не только взрослыми, но и детьми. Светловолосый, углолицый, с ясными голубыми глазами, с веселой улыбкой, сохранивший до конца жизни своем облике что-то мальчишеское и что-то солдатское.

Мы знали его удивительную биографию: тринадцатилетним мальчишкой он уже активно помогал большевикам, о чем же писал так: «И кто такие большевики, мне становилось все понятнее, особенно после того, как побывал я с ними на митингах, в бараках у беженцев, в лазаретах, в деревнях и у деповских рабочих».

А. Гайдар принимает участие в боях, получает ранение; в 1920 году он уже комиссар штаба, а затем становится сначала командиром роты, а потом и полка, готовится к Вступлению в военную академию, видя свое будущее только в рядах Красной Армии.

В этом стремлении просматривается и юношеский максимализм, и жажда подвигов, и рано испытанное чувство власти и ответственности.

Позже этот период его жизни будет назван временем совершения авантюрно-героической судьбы. Завершится он контузией, полученной в одном из боев, после чего Гайдар был демобилизован.

В детскую литературу он вошел не сразу. Первая его публикация относится к 1925 году, когда в журнале «Звезда» вышла повесть «В дни поражений и побед», работу над которой он начал еще в 1923 году.

В эти же годы в дневниковых записях писателя впервые появляется псевдоним «Гайдар». Впервые он подписался этим псевдонимом под рассказом «Угловой дом», опубликованном в газете «Звезда» (Пермь) в 1925 году.

Любопытно, что расшифровка псевдонима в разные периоды жизни писателя была неоднозначной.

Одна из версий принадлежит писателю Р.И. Фраерману и по своей сути является романтической легендой о человеке, скачущем впереди войска. 

Легенда оказалась настолько убедительной и удачной, что на долгие годы соединила образ писателя с образом всадника. Гайдар обретает судьбу легендарной личности.

Другая версия принадлежала журналисту Б.Г. Заксу. В своих воспоминаниях он писал, что слышал от самого Гайдара среди прочих и такое объяснение:

когда юный командир воевал в степях у Минусинска, в Хакасии, жители его называли «гайдар Голиков», что означало «начальник Голиков».

Однако и эта версия недостаточно точна, о чем свидетельствует Б. Комов. Он писал, что когда хакасы видели во главе войска начальника боевого отряда по

борьбе с бандитизмом Голикова, то спрашивали друг друга: «Хайдар Голиков? Хайдар?», что означало: куда едет Голиков? В какую сторону?. Действительно, в хакасском языке есть слово «хайдар», переводимое «куда, в какую сторону».

Версия, предложенная А. Голдиным (Гайдар — сокращение словосочетания «Голиков Аркадий из Арзамаса»), не прижилась равно как и соответствие псевдонима имени героя популярной в начале 20-х годов сказки Н.П.Вагнера «Великое».

Сказка эта-романтическая легенда о принце, пытавшемся постичь смысл великой скорби, великой любви, великого страдания. По мнению исследователей, эта версия могла быть принята Гайдаром, ибо созвучна исканиям начинающего писателя.

Писательскую судьбу А. Гайдара нельзя назвать легкой. Отмечая сложность процесса превращения бывшего командира полка Аркадия Голикова в писателя Аркадия Гайдара, критик В. Смирнова писала:

«Интеллектуальный скачок, который он должен был сделать, пересев из красноармейского седла на капризного Пегаса, потребовал от молодого Гайдара невероятного напряжения сил и воли».

В советскую детскую литературу он вошел в 1926 году своим рассказом «Р.В.С.», заявив тем самым о себе, как о писателе, способном мастерски рассказать о сложном мире подростка.

Он стал одним из первых, кто, следуя традициям классической и мировой прозы о детях, смог показать судьбы детей в «невероятной реальности».

В 30-е годы Гайдар, продолжая традиции М. Горького, пишет повесть «Школа». Затем следуют «Дальние страны», «Военная тайна», «Судьба барабанщика», «Голубая чашка», «Чук и Гек».

Перед Великой Отечественной войной выходит повесть «Тимур и его команда» -«главная книга» писателя, которая стала не только событием в детской литературе, но и породила целое направление в деятельности пионерской организации — тимуровское движение.

Созданные писателем образы оказались настолько яркими и убедительными, что начали жить самостоятельной жизнью.

И жили они достаточно долго, вплоть до 80-х годов, когда «сага о Гайдаре» начала писаться заново, а его жизнь и творчество подвергаться суровой критике.

В этой новой части «повествования» о Гайдаре нередко вспоминается, что писатель слишком сросся со сталинской эпохой, что он чересчур искренно и восторженно воспевал борьбу «за светлое царство социализма».

В публикациях 90-х годов, когда просто стало не принято хвалить Гайдара, появляются материалы, предпринимающие попытку развенчать его с нравственно-политической стороны и показать, как происходила его мифологизация.

Автор текста: к.п.н. профессор Э.И. Николаева

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: