Картины по русской истории. Д.Н. Кардовский. Оборона Севастополя.

23 Август 2017 Сергей Сергеевич Comments off

Начало здесь.

Oborona_Sevastopolya

Крымская война (1853 —1856) и ее центральное событие эборона Севастополя (1854—1855) — показали гнилость и оессилие крепостной России, провели черту между ее здо­ровыми силами и той нечистью, которая наиболее рьяно поддерживала и восхваляла крепостнические порядки, «идеаль­ное» устройство и «небывалое могущество» государства.

«Россия — страна военная», — говорил император, а вслед за ним вся свора государственных лакеев. Армия была любимым детищем и верной опорой царизма. С 1825 по 1854 год Николай I увеличил ее численность на 40%, а расходы на содержание — на 70%.

Это была самая большая армия в Европе. Вооружен­ные силы поглощали свыше 40% всех доходов России, но до­водов не хватало: внешние займы все более погружали государство в долговую кабалу. Гордо именуя себя «житницей Европы», Россия давно стала поставщиком дешевого сырья, звозя из развитых стран изготовленные из него продукты.

Она была вытеснена с рынков Ближнего Востока и все более сдавала свои позиции в мировой торговле. Подорванная крепостничеством и правительственной регламентацией, русская промышленность ограничивалась простейшими производствами, оставляя все тонкие и сложные

изделия на долю импорта или угнездившихся в России иностранных заводчиков с иноземными мастерами. Поставляемое армии вооружение было примитивным, а снаряжение, на котором наживался огром­ный аппарат чиновников, ветхим и непригодным.

В обучении армии первостепенную роль играла бравая парадная выправка. Солдатские приемы не имели ничего общего с требованиями современной тактики. Даже ружья на­меренно портили: разбалтывали и начищали кирпичом, чтобы лучше звучали и блестели на параде.

Армия и флот успеш­но действовали против еще более отсталых вооруженных сил Персии (1826—1828), Турции (1828—1829) и среднеазиатских ханств, против плохо организованных и вооруженных польс­ких и венгерских повстанцев (1839 —1841, 1849).

Побе­доносными были и действия против турецкого флота и армии в Крымской войне. Но столкновение с армиями и флотом Франции и Англии сразу же поставило Россию на грань катастрофы.

Только величайшее мужество русских солдат и матросов, всего населения Севастополя предотвратило немедленную по­терю Крыма. Ввиду явного преимущества неприятеля Черноморский флот был затоплен.

Вооруженная кремневыми глад­коствольными ружьями пехота не смогла противостоять интервентам в открытом бою. Но солдаты, моряки и население Севастополя под руководством вице-адмирала В. А. Корни­лова, адмирала П. С. Нахимова, военного инженера Э. И. Тотлебена, контр-адмирала В. И. Истомина и других лучших представителей русской военной интеллигенции укрепили го­род и в течение 349 дней удерживали свои позиции против превосходящих сил неприятеля.

Интервенты, находившиеся за тысячи километров от своих баз, отлично наладили морские перевозки и соорудили узкоколейку, позволявшую быстро до­ставлять на позиции все необходимое.

Защитники Севастопо­ля не получали необходимого даже из остатков, не разворо­ванных поставщиками и чиновниками. На три вражеских вы­стрела они могли отвечать в лучшем случае одним.

Потери от огня интервентов доходили до 2—3 тысяч человек в день. За несовершенство вооружения, постоянный недостаток боепри­пасов, слабую подготовку многих командиров заплатили своей кровью 102 тысячи защитников Севастополя (союзники поте­ряли в боях 71 тысячу человек). Погибли Корнилов, Истомин и Нахимов, был ранен Тотлебен.

На Малаховом кургане — наиболее горячей точке оборо­ны города — художник изобразил руководителей и героев севастопольской эпопеи. В их числе хирург Н. И. Пирогов и первая русская сестра милосердия Дарья Севастопольская.

Автор аннотации: А.П. Богданов