Разрушение храмов на Урале (часть 2)

Начало здесь. Предшествующий пост- щелкаем сюда.

Закрытие и разрушение церквей получило широкое распространение в Советском Союзе. Особенно активно оно осуществлялось в 1920-1930 — х годах.

Обычно закрытию предшествовала широкая антирелигиозная пропаганда, призванная убедить массы в том, что церковь остается главным пережитком капитализма и очагом контрреволюции.

649_

/На фото: 1931 год. Свято-Троицкий храм в г. Кизел. Снесена колокольня, и водружается красная

звезда./

1932 г. Свято-Троицкий храм в г. Кизел полностью разрушен

DSCN8650

«Проповедь» произносится уже не с амвона, а из кузова агитационного грузовика (в центре), украшенного красным знаменем. На заднем плане кирпич, оставшийся после разрушения храма, переправляют на строительные нужды новой власти с помощью временного моста.

1933 год. Все, что осталось от величественного здания Свято-Троицкого собора в городе Кизел

DSCN8652

«Враги Церкви захватывают власть над нею силою смертоносного оружия…», — Патриарх Тихон (Белавин).

DSCN8655

DSCN8656

Клириков преследовали и убивали за сам факт принадлежности к духовному сословию.

Чердынского протоиерея Николая Конюхова обливали холодной водой на морозе, но он выстоял. Священник Екатеринбургской епархии Алексий Введенский был живым засыпан землей.

Оренбургского священника Феодора Ремезова пытали. 23 июня 1918 г. на Каслинском заводе Екатеринбургского края вместе с двумя священниками расстреляли 27 прихожан.

Спустя месяц в Пермском крае погиб о. Михаил Накаряков, горячо любимый своей паствой; священника убивали три дня. Примеры мужества духовенства вдохновляли паству на активное сопротивление большевикам.

Здание Невьянского ЧК

DSCN8674

 по данным метрических книг Невьянского Спасо-преображенского собора, с 14 июня по 4 сентября 1918 года было расстреляно 129 человек, из них трое Священнослужителей «за обличение новой власти» и шестеро певчих «за спевку во время комендантского часа».

Перед арестом епископ Андроник (Никольский) отдал епархиальному совету следующее распоряжение: «Арестованный <…> правительством, запрещаю священно- и церковнослужителям г. Перми и Мотовилихи совершение богослужений, кроме напутствия умирающих и крещения младенцев».

Ещё по теме:   Крестное знамение

20 июня архиепископ был казнен большевиками, но приказ архиерея был выполнен: закрылись все церкви Перми и Мотовилихи; к забастовке присоединилось духовенство г. Усолья. Началась неслыханная для церкви акция, характеризующая специфику церковной жизни на Урале в годы Гражданской войны. «Забастовка попов» — под таким заголовком появилась заметка об этой акции в «Известиях ВЦИК».

Формы сопротивления церкви большевикам на Урале в 1917—1920 гг.: агитация против Декрета от 20 января, отказ в передаче новым властям метрических книг, «благословение» духовенством вооруженных выступлений против советской власти.

Только методы жестокого террора позволили большевикам сломить сопротивление.

Внешний разгром и гонения помогали верующим собраться духовно, осознать свою ответственность за церковь. «Любовь к пастырям никогда так не проявлялась, как в это время испытаний:

святые храмы всегда были полны <…>, религиозный подъем стал особенно заметным», — писал прот. Иоанн Луканин. Прихожане Рождество-Богородицкой церкви на общем собрании, объединившем 400 человек, высказали протест большевикам и переизбрали членов совета: «вместо членов совета — большевиков и социалистов <…> были выбраны верные сыны Церкви».

«Какие чудные чувства, какой подъем религиозного возрождения пережили православные в Перми в феврале 1918 г.» — вспоминал один из современников.

Прихожане Вознесенского собора г. Слободского в резолюции приходского собрания от 25 марта 1918 г. приняли на себя обязательства: не допускать в приходе гражданских браков;

в случае попыток репрессий против священника или национализации церковной собственности «как один человек <…> собраться на защиту попираемых прав церковной общины» и «немедленно просить епископа предать таковых кощунников и гонителей Церкви Божией анафеме…».

Епархиальное собрание г. Вятки в 1918 г. решило принять духовные учебные заведения на епархиальный бюджет, а также рекомендовало приходам добиваться обязательного преподавания в школах Закона Божия;  в случае же категорического отказа гражданской власти — вести такое обучение на дому.

Ещё по теме:   Соловки. Духовная твердыня Беломорья

В ряде случаев советские органы были вынуждены идти на уступки верующим. В школах Вятской губернии преподавание Закона Божия было окончательно прекращено только в 1920 году.

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: