Французский Прованс

M55toulo

В первую очередь вспомним о бурной истории Прованса. Две тысячи лет событий, кровавых, трагиче­ских, романтических, комичных, курьезных, отражен­ных в хрониках, легендах, романах, анекдотах.

 Тут про­исходили крупнейшие сражения, здесь римский гене­рал Марий после победы над тевтонами за сто лет до нашей эры вырезал двести тысяч побежденных и оста­вил трупы смердеть на полях и в деревнях.

 Эти места получили впоследствии название Les Fourrières, то есть «гнилые». В промежутках между резней и сварой вспыхивали бурные романы, в Ле-Бо расцвели Сады Любви, появились Дворы Куртуазности.

 Между 1309 и 1377 годами, в период Авиньонского папства, парок­сизмы ханжеской набожности перемежались и совме­щались с коварными интригами и изуверством, при­тягивая, как магнитом, столь гнусных подонков разной степени высокопоставленности, что Петрарка заклей­мил город как «ристалище порока, клоаку всего мира». Обратившись к прошлому, видишь, что материала в истории Прованса еще не на одну сотню книг, хотя и не одна сотня уже написана.

Распространено мнение, что писатель целыми днями обращен в свой внутренний мир в поисках музы, отрешен от всего окружающего. Отчасти это верно. Но наступает момент, когда даже самый углубленный в себя мыслитель устает от созерцания внутреннего своего ландшафта и нуждается в глотке живительной влаги из внешнего источника, в смене ритма, во внешнем толчке.

 Прованс как нельзя лучше подходит в качестве такого источника. Точнее, прованс блещет изобилием таких источников. Прежде всего природа. Часто можно услышать, что наиболее «английская» тема застольной беседы — погода.

В стране, где все че­тыре времени года могут иной раз промелькнуть перед глазами в течение суток, это и неудивительно. Однако как же я изумился, когда обнаружил, что жители Про­ванса в неменьшей степени озабочены погодными условиями, а реагируют на капризы климата намного более бурно, чем англичане.

M50corseАнглийская привычка зу­боскалить по поводу погоды и сравнительно спокойно переносить ее каверзы не для провансальцев. Если на Provençaux свалятся с небес два подряд пасмурных дня, они рассматривают это чуть ли не как стихийное бедствие, мрачнеют, с видом заговорщиков кучкуются в барах, ведут учет каплям дождя, барабанящим по окон­ным стеклам.

Зима, затянувшаяся дольше середины февраля, вызывает толки о надвигающемся леднико­вом периоде, хотя слишком короткая и мягкая зима тоже вызывает глубокую озабоченность, ибо не спо­собна выморозить всяких летающих, прыгающих и ползающих кровососов, готовых навалиться на бед­ное население, когда вновь пригреет весеннее солнце.

Резкие порывы северного ветра способны посеять па­нику. Чрезмерно сухое лето порождает неимоверное количество зловещих прогнозов относительно лесных пожаров и нашествий саранчи.

Такую чувствительность провансальцев можно понять, ибо климат здесь часто ведет себя просто по-разбойничьи. Иного рода источник вдохновения – кафе, рай для любителя подсматривать и подслушивать.

Шепот услышишь разве что в разговоре о налоговых увертках.  Обо всем ином, включая необъяснимый зуд в анальном отверстии и прелести барменши. Орут на всю округу.

По материалам:  Питер Мейл. Прованс от A до Z. С-Петербург Амфора, 2010; фото — интернет.

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: