Литва: от АЭС до Неринги

Начало здесь.

В советское время город Снечкус на северо-востоке Литвы многие знали по расположенной там атомной станции – попасть на работу, на  Игналинскую АЭС мечтали многие энергетики СССР.

Сейчас город имеет название Висагинас,

300px-Visaginas001

— единственный в современной Литве, где преобладает славянское население. Добраться до него можно поездом из Петербурга.

Этнических литовцев среди местных жителей всегда было немного. Теперь — тем более. Атомную станцию закрыли, молодежь, получив европейские паспорта, разъехалась, кто

куда, и оставшиеся граждане сплошь говорят по-русски, покупают в киосках исключительно российскую прессу и, если начинаешь их расспрашивать про житье-бытье, дружно отвечают: «Не знаем, как в Литве, а у нас здесь…»

После этого следуют, как правило, печальные рассказы о подорожании электричества, урезании всяких-разных пособий и полной невозможности хоть как-нибудь трудоустроиться – даже высококвалифицированные физики рады, если удается устроиться дворником.

К слову сказать, город выглядит на удивление чистеньким и ухоженным. Глаз режут, правда, несколько советских недостроев, оставленных в полуразрушенном состоянии до лучших времен.

Но в остальном везде и всюду – полный порядок: палисадники возле типовых многоэтажек украшены самодельными деревянными скульптурками. Вездесущие секонд-хенды умело замаскированы под западные бутики.

Возле неуместно крупного центрального супермаркета не встретишь больше двух-трех неопределенного пола и возраста личностей, терпеливо дожидающихся возможности насшибать на бутылку пива.

А на скамеечках возле красивейшего местного озера бабушки обмениваются информацией о дешевизне и действенности российских лекарств, продающихся в самой крупной местной аптеке…

О том, выправится ли жизнь в Висагинасе, народ судит по-разному. Одни надеются, что еще немного – и начнется строительство новой АЭС, дела пойдут на лад, и все станет по-прежнему.

Другие, не столь оптимистично настроенные, вздыхают, что, мол, еще чуть-чуть, и город повторит судьбу Диджясалиса – когда-то процветающего моногорода, а нынче — самого нежизнеспособного места во всей Литве.

Ещё по теме:   Соль Камарга

Что ж… Поживем, как говорится, — увидим. Жизнь продолжается, и, как учили древние, пока есть возможность дышать, еще можно надеяться. Кстати, дышится в экс-Снечкусе вольготно, потому что, приступая к его планировке, бывшие строители коммунизма руководствовались афоризмом: «Здесь будет город-парк». И в отличие от многих других эта их мечта осуществилась на все сто процентов…

Паланга

Лето для литовских студентов вообще – пора горячая. В курортной Паланге им в этом смысле особенно хорошо. Кафе, ресторанов и палаток, торгующих сувенирами, – буквально пруд пруди.

Работодатель, как правило, предоставляет жилье, поесть можно совсем не за дорого, а до и после работы пляж, пустующий рано утром и поздно вечером, — в полном твоем распоряжении.

Откровенно говоря, купание в 15-градусной воде – занятие не для слабых духом. Но литовские молодые мамочки не только сами охотно идут в воду, но и тащат на руках полугодовалых малышей.

Увидев такую картинку, впервые приехавшие в Палангу из Москвы и Питера мамаши автоматически достают из пляжных сумок теплые кофточки, чтобы укутать своих отпрысков, но через неделю тоже несут грудничков к линии прибоя – окунуть ладошки и пяточки в соленую, насыщенную йодом воду.

Вообще надо признать, что семей с маленькими детьми в этом году здесь больше, чем всегда, и это подсказывает простую мысль: демографические проблемы и в Литве, и в России начинают решаться. Правда, если российские курортники стараются снять жилье как можно ближе к морю, то большинству литовцев это не по карману.

Разница в достатке чувствуется во всем, даже в таких мелочах, как репертуар ресторанных певцов, рассчитанный исключительно на российского туриста.

По вечерам практически из каждого кафе несутся исполняемые с большим или меньшим акцентом песни звезд русского шансона, что, по мнению владельцев заведений, должно привлечь прогуливающихся по променаду отдыхающих.

Ещё по теме:   История компании Hansgrohe /ч.2/

И оно точно работает. А это очень важно, так как курортный сезон длится от силы четыре месяца, и остальную часть года палангскому населению остается лишь пересчитывать небольшие суммы пособий по безработице и ждать следующего лета.

Аналогичная ситуация и на Куршской косе. Заработанные с июня по сентябрь литы – единственная возможность относительно безбедно скоротать зиму…

Правда, жителей Неринги сегодня сильно беспокоит и куда более серьезная проблема. Обосновавшиеся здесь лет пять назад стаи черных карморанов*,

115_Kormoran

помет которых губит деревья, превратил часть леса в территории сухостоя.

А местные заповедные леса не только ценятся настолько, что администрация Неринги даже не разрешает разработку найденных здесь янтарных пластов, но и являются одним из основных аспектов привлечения туристов. Пожалуй, не менее существенным, чем море…

Автор: В. Ермолаев, 2011г.

* карморан — ныряющая морская птица из рода бакланов



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: