Мой Париж

Названия улиц здесь на синих табличках — красивые, как стихи

Вожирар, Кантрэскарп, Монтень.  Не то что у нас — Смазчиков, Завод­ская, Металлургов2. А тут еще недав­но, аккурат в мой прошлый приезд, рядом с Широкореченским клад­бищем построили торговый центр «Радуга», и остановка транспорта, главное, называется «Отрадная»3. Совсем уже.

В Париже такого быть не может.

Какие здесь у них, то есть у нас — никак не могу привыкнуть, — кладбища!

Ну вот лично я бы все от­дала, чтобы на таком упокоить­ся. Я уже сыну слегка намекнула на Пер-Лашез, хотя мне больше нра­вится Пасси, но это в шестнадцатом аррондисмане4, там точно не полу­чится. И сыночку не нравятся такие разговоры, хотя смерть — это вполне естественная тема в моем возрасте.

— Тамара Гавриловна, да вы нас всех переживете, — говорит не­вестка, причем таким голосом, как будто ее это не радует. Ничего, вот когда женит своего сыночка, станет меня понимать, а я ей тогда помашу ручкой откуда-нибудь с Пер-Лашез.

Очень мне нравится это кладбище, прямо целый город из надгробий. Я там люблю гулять утром, когда еще туристы не пришли, не листа­ют на каждом углу свои книжки и не спрашивают — где здесь Уайльд да где здесь Пиаф?

У Пиаф на могилке часто магнитофончик играет, и она поет этим своим ржавым голосом: «Non, je ne regrette rien!»5. Магнито­фончик включает женщина, кото­рая приходит сюда с уборкой — вот как я к своим, на Широкую речку6.

А я смотрю на эту женщину и думаю, как же она не понимает, что мерт­вым нужен покой, а не музыка. Мо­жет, Эдит не хочется слышать свой голос оттуда, из-под земли?

Ещё по теме:   Париж: кладбище домашних животных

Некоторые люди совершенно нечуткие.

P06chail

Так вот, в первые дни в Пари­же я все записывала и фотографиро­вала, а потом сын мне купил книги: и путеводители, и различную худо­жественную литературу.

А я такой человек, который всегда тянулся с детства к знаниям, но жизнь сло­жилась не таким образом, чтобы мне эти знания давались. Я окон­чила только училище, но работала всегда с совестью.

Старалась всем делать, как для себя. Я и сейчас, ког­да вижу, кто-то работает без уваже­ния к людям, мне такой человек глу­боко противен.

Про Париж мне рассказы­вала еще в детстве одна женщина. Мы жили на улице Народной Воли в коммуналке, и у нас была соседка. Бывшая учительница французско­го языка. Старенькая совсем, губы все как будто зашиты морщинками, но говорила красиво, складно, я и те­перь так не сумею.

Помню, был такой голодный, холодный год — я лет семи, навер­ное… И вот мама ушла в ночную смену и оставила меня с этой Ксени­ей Андреевной. Она вообще не уме­ла готовить, мама говорила: только продукты переводит.

Поэтому оста­вила нам с ней какую-то кашу. Со­всем мало каши было, я это помню. А у Ксении Андреевны была такая чудная тетрадь — как будто в ткане­вой обложке. И она там записыва­ла что-то быстрым почерком — ве­ла дневник по-французски. Я кашу ела, она дневник вела. Жаль, что он не сохранился.

Ксения Андреевна все детство жила в Париже и внушила мне убеж­дение, какой это прелестный город.

— Тамарочка, у вас впереди це­лая жизнь, — говорила Ксения Ан­дреевна, — обещайте, что вы когда-нибудь побываете в Париже! Вы там найдите, пожалуйста, такое место, как площадь Дофина, встаньте где-нибудь подальше от других и ска­жите негромко: «Ксения Андреев­на, вот я приехала! Вот он — Париж!»

Ещё по теме:   Мой Париж /ч.3/

А я же была совсем еще крош­ка, ну что такое семь лет? Я ей пообе­щала, что выполню, так все и сделаю.

И можете над этим смеяться, но я в один из первых дней пришла на площадь Дофина — отвернулась, правда, к стенке, чтобы совсем уж не пугать людей — и полностью, как она просила, отчеканила все до по­следнего слова.

А потом ждала, как дурочка, будто сейчас что-то слу­чится — гром прогремит или я уви­жу Ксению Андреевну живую, какой она мне запомнилась. Конечно, ни­чего не случилось. Оно никогда и не случается, во всяком случае со мной.

2       Названия улиц в Екатеринбурге.

3       Торгово-развлекательный центр «Раду­га парк» действительно находится рядом с Широкореченским кладбищем. Побли­зости есть остановка «Отрадная» по на­званию улицы.

4       Париж разделен на 20 муниципальных округов (фр. Arrondissements). В элитном 16-м — Пасси — находится одноименное кладбище.

5       «Нет, я не жалею ни о чем» — песня, ставшая популярной в исполнении Эдит Пиаф в 1960 году.

6       Имеется в виду Широкореченское клад­бище в Екатеринбурге.

Текст: vokrugsveta.ru

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: