Две картины Альбрехта Альтдорфера

Читаю книгу Инны Леонидовны Вельчинской «Альтдорфер» (М., «изд. «искусство», 1977) об одном из ведущих мастеров эпохи Возрождения в Германии.

Книжные иллюстрации картин этого знаменитого немецкого живописца выполнены в цвете и без него. Мое внимание привлекла одна из самых загадочных работ художника — «Нищета сидит на подоле Зазнайства».

В книге две её иллюстрации . Первая — на фронтисписе, вторая — на странице 113. Оба рисунка — серые фрагменты.

Вот, что пишет Вельчинская о картине:

«Сюжет восходит к пословице, смысл которой, вероятно, состоит в осуждении мирской суеты. И всё-таки содержание картины остается не до конца ясным.

Супружеская пара направляется к дворцу. Подняв над головой роскошный сосуд, их встречает на террасе мужчина, другой в глубокой задумчивости облокотился на парапет.

Что означают эти фигуры, какая взаимосвязь существует между всеми персонажами картины — сказать трудно.

Но для нас более важным является здесь другое. Альтдорфер не довольствуется традиционными для Германии сюжетами, он обращается к пословицам, расширяя тематические рамки живописи».

Далее Инна Леонидовна, связывает по части пейзажа, эту картину с более знаменитой этого автора «Битвой Александра Македонского с Дарием».

А я возвращаюсь в мыслях о загадочности «Нищеты…». Оба книжных рисунка неодинаково обрезанные и в сером цвете явно не годятся для дальнейшего анализа.

phoca_thumb_l_20020812altdorfer-albrech12
Ищем цветные рисунки «Нищеты…» в Интернете. Сразу увидел то, что в книжных рисунках вообще или не было на фрагментах (фронтиспис), или сливались и воспринимались, как деталь пейзажа.

Я имею ввиду группу людей с детьми, сидящие на конце супружеского шлейфа. Смотрим этот фрагмент на сайте, где он выполнен в более высоком разрешении.

Арт-рисунок обозван уже иначе — «Нищета взгромоздилась на шлейф Чванства», хотя ясно, что речь идет об одной и том же картине. Или я не прав?

Опять же нищета. Ясное небо, красочный, созерцательный пейзаж, замок, цветастая одежда, сидящих на подоле, — ну никак не увязывается с нищетой.

Если подразумевать жизнь в бедности,- тогда сидеть должны не на подоле, а под подолом?!

Какую пословицу имеет в виду автор книги? То ли немецкую (Весёлый гость никому не в тягость), то ли русскую, типа — живём, как можем, есть хлеб — гложем, а нет — попищим, да и так сидим. … От легкого успеха родится зазнайство, от легкой удачи — чванство.
— Полез в богатство — забыл и братство…

Что остается для решения загадки? Ехать в музейный центр Берлин-Далем смотреть картинную галерею? Или лучше писать в МГАХИ им. В.И. Сурикова профессору Вельчинской?

В концовке книги И.Л. одним мазком характеризует не самую лучшую и последнюю работу Альтдорфера — композицию «Лот с дочерьми» (Вена, Музей истории искусств).
lot-s-dochermi

Отсутствие книжного рисунка вывело меня на любопытный блог.

Здесь довольно интересная подборка интерпретаций библейского праведного Лота в работах художников того времени, когда творил и Альтдорфер.

Типаж эротики картины доведен в блоге до умопомрачительных высот. Одно это чего стоит:

«Как известно от писателей Библии, мы все происходим от того, что точно так же как и дочки Лота, дочки Ноя напоили папеньку допьяна и изнасиловали родителя.

Согласно Священным текстам мы все происходим от пьяного инцеста с очень грубым и болезненным изнасилованием».

В античных языческих верованиях инцест был нормой жизни богов.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: