Архив

Архив раздела ‘Париж’

Мой Париж /ч.3/

11 Июнь 2014 Сергей Сергеевич Comments off

Предыдущий пост здесь.

Военные захотят в Дом инвалидов. Врачи — в музей Родена, им нравится, как у его статуй напрягаются мышцы, как у живых. Это я однажды подслушала русского хирурга, он восхищался «Мыслителем» и у всех спрашивал, где здесь выставлен «Человек со сломанным носом»».11

P18louvr

Лувр все любят, а вот Помпиду — не для каждого. Мне самой такая архитектура не очень нравится — когда все кишки наружу12. И внутри там тоже не самые приятные картины. Да, я много знаю о Париже.

Жаль, что меня никто не возьмет в экскурсоводы — сын узнавал,  и я так поняла, для этой должности нужно специальное образование. Так что эта моя мечта никогда не сбудется. Ну и не страшно!   

Правда, я все равно не понимаю,   зачем мне нужно специальное образование, если я даже могу пока­зать место, где нашли головы царей с Нотр-Дама? Статуи снесли во время революции, а потом совершенно  случайно обнаружили отдельные го­ловы во время стройки на правом бе­регу.

Только в 1977 году — это как раз год рождения моего сыночка. Я и даты все помню, а самое  главное — я так люблю Париж! Когда я поняла, что не стану экскурсоводом, то стала смотреть на туристов немного другими глаза­ми.

P01basti

Я поняла, что не очень их люблю, и мне не нравится, что они такими миллионами приезжают в мой го­род. Я даже стала чувствовать к ним какую-то неприязнь, особенно когда они фотографируются на фоне Баш­ни — изображают, что держат ее за маковку двумя пальцами.

А на кладбище я их прямо пе­рестала выносить!

Сыночек говорит, может, это у тебя, мама, ревности? Может, ты не хочешь делиться с другими сво­им Парижем?

Я сначала отмахнулась от этих слов. А потом, уже ночью, стала ду­мать. Может, я, правда, ревную? Я люблю Париж как человека, а ког­да любишь человека, тогда без ревностей не обходится. Мы с мужем очень хорошо жили, но я всегда его ревновала — и карманы проверяла, и воротники у сорочек нюхала.

А тут — не одного человека, а целый город контролировать, это же не каждый сможет. Но у меня еще много сил, я-то знаю. И точно помню, когда я впер­вые сделала то, что делаю теперь каждый день, как работу. Причем такую работу, которую нужно вы­полнять на совесть.

Первый раз — это когда ко мне на Пер-Лашез подошли две девчон­ки — юбки до трусов. Одна спраши­вает на хроменьком таком француз­ском, экскузе муа, мол, мадам, где тут лежит такой артист, как Джим Моррисон?

Читать далее…