Двинско-Обский отряд Великой Северной экспедиции

Доброго времени суток, уважаемые посетители блога!

О героях покорителях Северных широт наш сегодняшний пост. Кто не читал о полярных «робинзонах» загляните сюда.

В начале тридцатых годов XVII века Российской Академией наук была организована Великая Северная экспедиция. По своим масштабам и задачам это было огромное по тем временам мероприятие.

 Для проведения экспедиции было создано пять  самостоятельных отрядов. Им предстояло на нескольких судах обследовать и описать северо-восточный морской путь  по Северному Ледовитому океану до пролива, разделяющего Азию и Америку

Beringov_proliv

 Двинско-Обскому отряду, руководство которым было поручено лейтенантам Степану Войновичу Муравьёву и Михаилу Степановичу Павлову предстояло обследовать морской путь от Архангельска до Оби.

  Для этого на Верфях Архангельска были построены   специальные  морские суда (коча)*. Суда, носившие названия «Экспедицион» и «Обь», имели в длину по 16,5 метров

DSCN1892

В 1734 году оба лейтенанта приступили к описи назначенного им участка от Архангельска до устья Оби.

 На одном судне было 25, а на другом – 26 человек команды. Этот были матросы и местные бывалые люди.

 10 июля вышли из устья Двины, а 25-го вошли в Югорский Шар. Здесь занимались съемкой острова Вайгача и материка. До сих пор имелись, хотя и не точные, карты.

Далее следовали берега, очень мало известные и на карту не положенные. 29-го вступили в Карское море, которое против ожидания, оказалось совершенно свободным от льдов.

31-го подошли к земле Ямал у Мутного залива, где налились водою и запасли дров из выкидного лесу. Плывя вдоль западного берега Ямала, 18 августа достигли широты 72 гр.35′.

Отсюда вернулись, за поздним временем, для зимовки в устье Печоры. Прийдя сюда 4 сентября, отправили команду в Пустозерск.

В донесении об этом плавании Муравьев писал: «И от тамошнего воздуха почитай все, хотя несколько времени, пребывали тяжкими головными, грудными и цынготными болезнями, паче горячками больны»

 На следующий год 29 июня Муравьев и Павлов вышли из устьев Печоры, продолжив плавание на восток. 15  июля достигли Югорского шара.

 Но в Карском море, сейчас же по выходе из Югорского шара, в этом году встретились тяжелые, сплошные льды, среди которых шли, расталкиваясь шестами. 

18 августа суда разлучились и вскоре пошли в обратный путь — Муравьев с широты 73гр.4′, а Павлов с 73гр.11′. 9 сентября они встретились в устье Печоры и снова зазимовали в этом краю.

Назначенные по инструкции два года прошли, но Адмиралтейств-коллегия решила дело продолжать, пока опись не будет закончена, о чем и уведомила

Муравьева: «без окончания по инструкции в совершенство оной экспедиции возвращения оттуда с командой не будет». К следующей компании было разрешено построить ещё двое судов, именно дубель-шлюпки.

Зимовать экипажу пришлось в таком захолустье, как Пустозерск. Понятно, что зимою, от безделья, сильно докучали местным жителям, от которых посыпались жалобы в Петербург.

Кроме того и начальство не ладило с подчиненными. Муравьев жаловался Адмиралтейст-коллегии на Павлова, обвиняя его в том, что он не желает составлять карту и вообще не исполняет его приказаний.

Кормщик Язжин в своих доносах указывал, что неудачи экспедиции происходят «от несогласия оных лейтенантов», и обещался, если дело будет поручено ему,

донести суда в одно лето от Архангельска или с Мезени до устья Енисея, если только ему дадут девять бывалых на море мезенцев. На это готовы были

согласиться, но из Архангельска портовые власти сообщили об Язжине, что ему «той экспедиции вверить весьма опасно, понеже он, по известию, всегда находится в великом пьянстве… И пути далее Вайгача не знавал».

Дело кончилось тем, что Муравьев и Павлов были по жалобам на них, преданы суду и, по определению Адмиралтейств-коллегии от 28 февраля 1737 года,

разжалованы в матросы  « за многие непорядочные, леностные и глупые поступки».

( В некоторых источниках предполагают, что «царский гнев обрушился на них  за то, что в Пустозерске они завели знакомство с находящимся здесь в ссылке князем Долгоруким, который являлся злейшим врагом императрицы Анны Иоанновны». Мне кажется — эта версия ошибочна).

Через три года, они по манифесту, были амнистированы с возвращением чинов, но с увольнением от службы. 

 В феврале 1736 года для продолжения экспедиции был  назначен  лейтенант  Степан Малыгин из Архангельска.

На сегодня это все. Чем закончилась экспедиция? — следите за моими постами.

*Коч – небольшая морская лодья**, носившая косые паруса.

  **Лодья —  поморское двух-, трёхмачтовое  судно с плоским дном, парусно-гребное, с каютой на корме, служило для зверобойного и рыболовного промысла (XV-XVII в.)



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: