История телефона /ч.2/

Предыдущий пост здесь.

Сразу после получения патента, 10 марта 1876 года, Белл по 12-метровому проводу пе­редал из кабинета на чердак историческую фразу: «Мистер Уотсон, идите сюда, вы мне нужны!» Это событие открыло новую эру в истории и круто изменило судьбу Белла.

Уже через год он стал богачом и женился на оча­ровательной Мейбл. 45 лет они жили душа в душу и ссорились только из-за распорядка дня: Белл предпочитал работать по ночам, а днем отсыпаться. Он так и не смог вернуть жене слух, заставив ее вместо этого выучить целую систему условных знаков. Перед смер­тью он признался: «Я изобрел телефон благо­даря своему незнанию электротехники».

Надо сказать, что, кроме Белла, на честь изобре­тения «далекого звука» претендовала едва ли не сотня соискателей. Один из них, Элиша Грей, принес свою заявку в патентное бюро всего на два часа позже Белла.

Итальянский революци­онер Антонио Меуччи создал подобное устрой­ство еще раньше — в 1860 году. С его помощью он связал кабинет со спальней, где лежала его пара­лизованная жена. Приехав в Америку, Меуччи пытался получить патент на свой «говорящий телеграф», но подозрительному иностранцу от­казали, и Меуччи умер в нищете.

На изобретение телефона претендовал и знаменитый Томас Эди­сон, который в итоге договорился с Беллом и внес в его аппарат существенные изменения. К тому времени американец Дэвид Юз уже изобрел то, без чего телефон был невозможен, — угольный микрофон, в котором колебания звука

переда­вались кусочку угля, заставляя его то сильнее, то слабее прижиматься к дощечке, изменяя тем са­мым сопротивление электрической цепи. Из-за этого изменялась и сила тока, мембрана колеба­лась, и все звуки, произносимые перед микро­фоном, переносились на другой конец провода практически на любое расстояние.

В первых телефонах Белла электричество вы­рабатывалось самим аппаратом, и дальность сигнала была небольшой — до 500 метров. Но уже через год к телефону подключили внешний источник энергии, что позволило передавать звук гораздо дальше.

Другим «камнем преткновения» стал вызов абонента — сначала к телефону при­лагался специальный свисток, которым можно было подозвать соседа к аппарату. Довольно ско­ро решили и этот вопрос, приделав к телефону звонок.

Куда дольше решалась проблема объеди­нения телефонов в сеть. Первое время два аппа­рата могли связываться только между собой, но в 1876 году венгр Тивадар Пушкаш изобрел ком­мутатор — устройство для переключения сигна­ла на разные телефоны.

Аппараты того времени снабжались рядами гнезд-контактов и шнуром со штекером, который нужно было вставить в то или иное гнездо. Естественно, эти устрой­ства были громоздкими, неуклюжими, к тому же передающие и принимающие звук устрой­ства были закреплены на корпусе, так что говорящему приходилось прижиматься к аппарату то ртом, то ухом.

Уже через пару лет аппараты оснастили двумя раструбами — чтобы говорить и чтобы слушать, но только в конце XIX века не­кий предприимчивый швед додумался объеди­нить их в одну конструкцию с помощью… ручки от швабры.

Скоро неугомонные изобретатели нашли способ централизовать работу коммутаторов. В Париже, а потом и в других столицах, вклю­чая Петербург, появились центральные стан­ции, где сигнал ловко переключали «телефон­ные барышни».

На эту работу брали девушек молодых, крепких и по преимуществу неза­мужних — ведь мысли о семье и хозяйстве ме­шают сосредоточиться на своем деле. В Мос­кве, где в 1882 году было всего 26 телефонов, на коммутаторе работали 16 барышень.

От телефонисток требовалось иметь высокий рост и большой размах рук — чтобы дотяги­ваться до нужных гнезд, знать иностранные языки и обладать хорошей памятью — ведь первые годы у них требовали не номер, а «ге­нерала Дурново» или «князя Васильчикова». Чтобы вызвать «барышню», нужно было по­вернуть специальную ручку, причем дваж­ды — сначала для установления связи, а потом для отбоя.

Расцвет телефонии

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: