Картины по русской истории. А.М. Васнецов. Монастырь в Московской Руси

Начало здесь.

Monastyr

Картина мирной жизни маленького монастыря, где трудо­любивые монахи и послушники работают наравне с поселянами, благоустраивают землю и дают наставления воинам, отражает идеальные представления о роли монастырей и их культурном значении.

Действительно, монастыри были и культурными центрами, и форпостами Руси на новых землях, и крепостями. Монахами были высшие церковные иерархи, прославившиеся гражданскими подвигами (митрополиты Алексий, Макарий, Филипп, патриарх Гермоген).

Навечно останутся в истории Ру­си имена Сергия Радонежского, Нила Сорского, Авраамия Палицына, Сильвестра Медведева и многих других выдающих­ся общественных деятелей и мыслителей, литераторов и про­светителей.

Но уже с первых шагов по русской земле христианство было связано с развитием церковных имуществ. Так же как в идей­ном отношении церковь укрепляла феодальное государство, развитие собственнических прав церковников первоначально содействовало укреплению феодального строя.

Монастыри, основывавшиеся вблизи городов на княжеские пожертвования, были крупными землевладельцами-феодалами, владели села­ми, вели оптовую торговлю, ссужали деньги под ростовщиче­ские проценты.

В монастырях царило резкое неравенство меж­ду бедняками и выходцами из боярской или купеческой среды, сделавшими крупные вклады деньгами и землей. Неудиви­тельно, что восставший народ громил не только княжеские палаты и дома ростовщиков, но и святые обители.

«Князь! Приезжай в Киев! — говорил гонец Владимиру Мономаху в 1113 году. — Если ты не приедешь… произойдут большие не­счастья на всех бояр и на монастыри. Ты, князь, будешь в от­вете, если народ разгромит монастыри».

Выступали против монастырей и их «стяжателей», против «плохих пастырей» и истинно верующие люди. В поисках «святой жизни» монахи бежали в безлюдные места с крестья­нами и

вольными «ватагами», осваивавшими новые земли, стремились воплотить в жизнь христианские идеалы. Но по­ставленные в глуши маленькие пустыни и скиты вскоре обраста­ли «имениями», богатели пожертвованиями феодалов и начи­нали нещадно эксплуатировать крестьян.

Неподвластные светской юрисдикции церковные земли уже в начале XVI века составляли треть всей обрабатываемой зем­ли. В последней трети XVII века церковь владела 116461 дво­ром из 162447, принадлежавших феодалам.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: