Картины по русской истории. А.М. Васнецов. Вече.

Начало здесь.

Veche

Вече — наиболее древний институт народовластия у сла­вян, уходящий своими корнями во времена соседской общины, военной демократии, в родовой строй. В общем смысле вече означало совещание по важнейшим вопросам, когда решение принималось коллективно.

На него могли собираться прави­тели города, знать, в том числе князь, или городские «меньшие» люди, или воеводы городского ополчения, или, наконец, все горожане. Именно последняя, наиболее интересная и важная форма веча — общегородское собрание — представлена на картине.

На протяжении веков содержание веча и его роль у вос­точных славян менялись. Прокопий Кесарийский в середине VI века писал о народоправстве склавинов и антов и приводил пример, когда для решения важного политического вопроса собрались «почти все анты» (видимо, в лице представителей племен).

Позже у древлян летописец отмечал множество рав­ноправных князей и решение вопросов народным собранием — всей «деревьской землей». Упоминается в летописи также слу­чай, когда черниговские князья созвали вятичей для привлече­ния их к совместным действиям.

О сохранении веча в русском раннефеодальном государст­ве, по мнению многих ученых, свидетельствуют слова киев­ских послов в договоре Руси с греками (944): «И великий князь наш Игорь, и князья, и бояре его, и люди все русские послали нас к Роману, и Константину, и Стефану, к

великим царям греческим, сотворить любовь с самими царями, со всем боярством и со всеми людьми греческими». Но на первый план уже вышел князь, и совет его — это прежде всего совет со старцами и боярами, со своей дружиной. Нам известно множество таких советов, и, подводя итог жизни князя, летописец писал о нем так:

«Владимир любил дружину и с ними думал об устроении земли, и о ратях, и об уставе земском». Конечно, даже самый сильный из князей должен был считаться с наро­дом, с горожанами. Тот же Владимир не раз решал дела при­народно, «и была люба речь князю и всем людям».

Но вече как народное собрание не стало и не могло стать институтом раннефеодального государства. До середины XI века нам известны два веча, собиравшихся в Киеве и Белгороде в от­сутствие князей, когда вопрос стоял об общем спасении от врага.

Расцвет русских городов и относительное ослабление цент­рализованной княжеской власти ведут к развитию нового ве­ча — городского. Как правило, главную роль в таком вече игра­ли бояре — крупные земельные собственники, занимавшиеся и промыслами, озабоченные местными интересами.

Именно они окружают на картине оратора, выдвинутого из своей среды и призывающего весь народ поддержать принятое боярами и старейшинами города решение. Без поддержки

«всенародного множества людей» хозяева города не могли бы противостоять княжеско-дружинной власти. Поэтому «степень» (помост) и колокол (или «било», изображенное на картине) стали харак­терными приметами центральной площади русских городов.

По-разному складывалась роль веча в разных городах и в разное время. Частенько города «указывали путь» князю и при­глашали другого, нередко и князья заливали города кровью и имели «полную власть».

Против заправил веча восставали «черные люди», отвергали их власть «пригороды» (города, подчиненные старшему городу). Вечевой строй прочно и на­долго укрепился в Новгородской республике, северо-западных и западных русских землях.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: