Л.Н. Толстой и М.К. Ганди ч.3

Здравствуйте, уважаемые господа и милые дамы!

В. Путин: После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем»

 (на вопрос журналиста издания Шпигель,

 «является ли он демократом чистой воды», 2007).

Предыдущий пост этой рубрики здесь.

Gandi

«О покойном графе Толстом – мы можем писать лишь с благоговением. Он был для нас не просто одним из величайших людей эпохи. Мы пытались в меру сил следовать его учению.

 Мы твердо уверены, что со временем его учение будет все больше овладевать человечеством. Он показал, как современная цивилизация отрицает божественное в человеке…»

«Россия в лице Толстого дала мне учителя, который предоставил теоретическую основу моего ненасилия. Толстой благословил мое движение в

Южной Африке, когда оно находилось еще в младенческом состоянии, а об удивительных его возможностях мне ещё предстояло узнать.

Именно он пророчески предсказал в своём письме ко мне, что я возглавляю движение, которому суждено принести весть надежды угнетенным всего мира».

Во время своей второй поездки в Европу в 1860 -1861 гг. Толстой прочитал роман Виктора Гюго «Отверженные».

 Позднее он встретился с самим писателем, и эта встреча произвела на Толстого глубокое впечатление, оказав в последствии влияние на его творчество.

Толстой получил также возможность встретиться с французским анархистом Пьером Жозеф Прудоном, находившемся в изгнании в Брюсселе.

 Эта встреча стала для Толстого не только источником вдохновения при написании шедевра «Война и мир», но и подчеркнула важность просвещения народных масс.

Толстой вернулся в Ясную поляну полный энтузиазма и основал тринадцать школ для обучения грамоте  детей своих крепостных крестьян. Эти школы были, вероятно, первыми либеральными народными школами в России и Европе.

Обретший  бессмертие  благодаря  своим    романам,  Толстой  обладал  еще одной особенностью,  далекой  от  мира      художественного творчества. 

Ещё по теме:   Выставка MEMENTO MORI

 Этот  второй Толстой,  искатель  истины,  один из величайших  мыслителей  всех  времен,  и  вызывал  глубочайший  интерес  и поклонение  у Ганди.  И дело  было  

не  только  в  его  трудах:  не  менее  притяг ательным   и  вызывавшим  у  молодого Ганди  восхищение был  пример Толстого,  перестроившего  свою  жизнь на  новый  лад.

М.К. Ганди начал читать Толстого гораздо раньше, чем наткнулся на книгу Джона Раскина «Последнему, что и первому».

Но хотя великий русский писатель подействовал на его «внутреннюю сущность», он еще не готов был к тому огромному его воздействию, испытанному позже.

У Раскина он взял доктрину физического труда Толстого, помимо прочего, приведшего его к полной поддержке ненасилия. В юридическом офисе Ганди было несколько книг Толстого по вопросам религии.

Но по настоящему Ганди постиг труды Толстого лишь в часы досуга во время заключения в тюрьмах Южной Африки в 1908 — 1913 годах.  «Я хотел бы, чтобы каждый Член ашрама «Феникс» прочитал книги

Толстого «Моя жизнь» и «Исповедь».   Они трогают душу. Толстой несравненен в отношении чистоты мысли. Его определение цели жизни неопровержимо»

 4

«Должен упомянуть Эйфелеву башню. Не знаю, какую функцию выполняет она сейчас. 

M.K._Gandi

 Но  в то  время я слышал  в ее адрес много  похвал  и  много  критики.  Помню, что Толстой был  ее  главным недоброжелателем. Он  сказал,  что «Эйфелева башня    памятник  человеческому  недомыслию,  а  не  мудрости».

Eyfeleva_bashnya

 Табак, уверял он, — наихудшее  из опьяняющих  средств,  и поскольку  курильщик   испытывают  искушение  совершать преступления,  на которые  пьяница ни  за  что  не решился  бы; 

спиртное  вызывает  безумие,  а  табак затуманивает  сознание,  заставляя  строить воздушные  замки.  Эйфелева  башня  и есть одно из созданий  человека, находящегося  в таком состоянии»

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: