Дуэли Пушкина

Замолкли звуки чудных песен,

Не раздаваться им опять:

Приют певца угрюм и тесен,

И на устах его — печать.

Биографы поэта и просто знатоки его творчества до сих пор спорят о том, сколько всего дуэлей было в жизни Пушкина. Одни настаивают на том, что их было 26. Другие — 30 или даже 40.

Подсчитать точное число дуэлей трудно, потому что большая часть из них были отменены. Пожа­луй, наиболее полное описание всех дуэлей составил Евгений Гусляров. Он считает, что у Пушкина была 21 дуэль. Счастливое для картёжни­ков число стало для поэта роковым.

Мнения современников поэта в от­ношении способностей Пушкина как дуэлянта также сильно разнятся. Од­ни утверждали, что поэт был замеча­тельным стрелком и с 20 шагов мог попасть в пулю.

Но во время дуэлей он никогда не стрелял первым. Хоро­шо зная дуэльный кодекс, он, видимо, следовал высказанному им устами Моцарта принципу: «Гений и злодейс­тво — две вещи несовместные».

Другие видели в Пушкине человека неврастеничного, который готов был схватиться за пистолет по поводу и без повода.

Незлой по натуре, он вдруг без видимых причин начинал проявлять нелепую назойливую за­диристость, часто вёл себя вызыва­юще. Возможно, это было бунтом его вольной натуры, обиженной на бе­зысходную незадачливость судьбы.

Как бы то ни было, история дуэлей Пушкина — это история его жизни.

Одной из первых в жизни поэта стала дуэль с его верным товарищем по Царскосельскому лицею Виль­гельмом Кюхельбекером. Произошло это в 1819 году.

Как пишет Евгений Гусляров, «при всей их дружбе Пуш­кин часто выводил Кюхельбекера из себя и однажды до того надоел, что тот вызвал его на дуэль».

Они взду­мали стреляться в каком-то недостро­енном фамильном склепе на Волковом поле. Секундантом Кюхельбекера был Антон Дельвиг, другой лицейский друг поэта.

Было решено, что Пушкин стреляет вторым. Когда Кюхельбекер прицелился, Пушкин вдруг закричал «Дельвиг, стань на моё место. Здесь безопаснее». Взбешённый Кюхельбе­кер неожиданно повернулся к секун­данту и сделал выстрел.

Пуля проби­ла фуражку на голове Дельвига. Пушкин со смехом в ответ выдал це­лый экспромт: «Послушай, товарищ, без лести ты стоишь дружбы, без эпиграммы пороху не стоишь».

Одной из самых драматических обещала быть дуэль с графом Фёдо­ром Ивановичем Толстым. Толстой, участник Отечественной войны 1812 года, был авантюристом, бретёром и карточным игроком, послужившим прототипом Грибоедову и Льву Толс­тому.

«Где-то в Москве Пушкин встре­тился с Толстым за карточным столом, — рассказывал близкий друг Пушкина мемуарист Алексей Вульф. — Была игра. Толстой передёрнул. Пушкин заметил ему это. «Да я и сам это знаю,   отвечал ему Толстой. — Но не люблю, чтобы это мне замечали».

Пушкин и сам не знал, за что ему сердиться на Толстого. Говорили, что тот написал о поэте «нечто ужасное». И предвидя неизбежный поединок, Пушкин в Михайловском подолгу уп­ражнялся в стрельбе из пистолета. Он знал, что у него серьёзный противник: тот уже убил на дуэли 11 человек.

Общим друзьям, однако, удалось их тогда помирить. Граф Фёдор Толс­той даже был посредником в сватовс­тве Пушкина к Наталье Гончаровой.

Подобно этой, у Пушкина было от­менено немало дуэлей. По крайней мере во время двух дуэлей оба про­тивника промахнулись.

Danzas

Несколько раз Пушкин отказывался стрелять. Поэт никого не убил и лишь легко ра­нил в руку Дантеса. Произошло это на самой последней, роковой дуэли 27 января 1837 года во время ответного выстрела, когда сам Пушкин был уже смертельно ранен.

Автор: Е. Бай



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: