Карл Брюллов и графиня Юлия Самойлова

Я рад Вас приветствовать, друзья!

Начало повествования читайте здесь.

Длительные и непростые отношении с Карлом Брюлловым завязались у нее и 1827 году, когда он, недавний пенсионер петербургского Общества поощрения  художников, живший в Италии, уверенно восходил по лестнице успеха.

В тогдашней России роман аристократки с каким-то живописцем, пусть и наизнаменитейшим, выглядел бы, пожалуй, скандально, а под небом Италии он ни от кого не скрывался, чуть ли не афишировался.

Она обращалась к нему  на «ты», шутливо-ласково звала «Бришкой». Они разъезжали по Италии и повсюду показывались вместе. Рядом  они должны были выглядеть немного комично.

Статная   высокая красавица — Брюллов, низкорослый и коротконогий, со слишком крупной (правда, импозантно красивой) головой на туловище, рано обнаружившем предательскую склонность к полноте.

 Но Юлию Самойлову все это, очевидно, не занимало. Увлеклась она безумно и надолго — навсегда. «Люблю тебя более, чем объяснить умею, обнимаю тебя и до гроба буду тебе душевно привержена», — писала она в 1827 году.

«Никто в мире не восхищается и не любит так тебя, как твоя верная подруга…» — в 1842 году. «… Моего дорогого и оплакиваемого Бришки, которого я так любила и которым так восхищалась как одним величайших когда-либо существовавших гениев», — в 1853 году.

 Отношения их развивались более чем своеобраз­но. «Между мною и Карлом ничего не делалось по прави­лам». Личная свобода каждого была неприкосновенна, и графиня чистосердечно вникала в его амурные шалости:

«Скажи мне, где живешь и кого любишь? Нану или дру­гую? … Целую тебя и верно буду писать тебе часто, ибо для меня есть щастие с тобой беседовать,  хотя пером…».

 Надо думать, что и сама она точно так же делилась с ним собст­венными сердечными делами. В мае 1835 года художник покинул Италию. Четыре года спустя Юлия Самойлова, сопровождаемая свитой итальянских и французских почи­тателей, вдруг сама нагрянула в Петербург.

Призвало ее неотлагательное обстоятельство. В начале 1839 года скон­чался, оставив ей значительное наследство (второе состоя­ние), приемный дед, граф Литта — Юлий Помпеевич,

как его принято было величать, хотя граф был природный  ита­льянец,  миланец, и вообще-то звался Джулио. Он служил в русском военном флоте, потом стал наместником Павла I, магистра

Мальтийского ордена, женившись крайне удачно на вдове последнего Скавронского (бабушке еще не родившейся Юлии) и непомерно разбогатев; под конец жизни ему, старшему обер-камергеру

двора, доводилось распекать Пушкина за нарушения камер-юнкерских обязанностей… За прошедшее время у каждого сложилась своя жизнь. У Карла Брюллова — профессорство в

Академии художеств, мучительная и бесплодная возня с большой картиной «Осада Пскова», загулы в компании с Глинкой и Кукольником, злосчастная женитьба, закончившаяся скандалом и

разводом два месяца спустя, и уже подступающие болезни. У Юлии Самойловой — новые безумства и скоропалительный брак с начинающим певцом из Ла-Скала (может быть, и легенда, но очень уж к лицу «романтической женщине»).

Ему было уже сорок, а ей — тридцать шесть, по понятиям того времени возраст довольно критический. Как было не взяться за портрет? Разумеется, Карл Брюллов и  раньше изображал свою графиню, и неоднократно.

Помимо всего прочего, еще и потому, что в ее облике воплощались черты импонировавшего ему идеала женской красоты. Немудрено, что черты Юлии Самойловой легко  угадываются и в

героинях картин «Итальянский полдень»,

_Ital'yanskiy_polden'

 «Дама, спускающаяся в гондолу», и сразу в нескольких  героинях «Последнего дня Помпеи», а особенно в той, держащей на голове кувшин, которую художник, конечно же,  поместил рядом с собою

_Posledniy_den'_Pompei_fragment

Это ярко выраженные итальянские черты — если доверяться авторитету Гоголя: «страстная, сверкающая, южная итальянка во всей красе полудня, мощная, крепкая, пылающая всею роскошью

страсти, всем могуществом красоты». Скорее всего, Юлия Самойлова и была итальянка, хотя бы наполовину, рассказывали,  что прыткий граф Литта,  прежде чем жениться на ее бабушке, успел

побывать в любовниках ее матери. Это бросает неожиданный свет и на ее имя Юлии-Джулии, и на привязанность к Италии, причем именно к Милану, и, на конец, на нежность, связывавшую этих

двух, в сущности неродных людей: Юлия Самойлова вела с графом оживленную переписку, заботилась о нем и настойчиво уговаривала переехать к ней в Милан. Несколько ее портретов,

писанных Карлом Брюлловым, пропали бесследно, кроме одного, великолепного — неисповедимыми путями попавшего в музей Сан-Диего в Калифорнии и известного нам, увы, лишь по фотографиям и репродукциям.

 Там она изображена вместе с юной Джованиной Пачини, своей воспитанницей, и арапчонком — стремительно идущая навстречу зри­телю. Считается, что художник изобразил таким образом впечатления от первой встречи с нею.

Сейчас, в 1839 году, он увековечил в другом парадном портрете встречу послед­нюю —  во всяком случае, именно так получилось. Юлия Самойлова покинула Петербург так же стремительно, как и

появилась в нем, и портрет остался не совсем закончен­ным, а в Милан он попал гораздо позднее, после смерти ху­дожника, скончавшегося в 1852 году. «Романтические женщины» могли быть только молодыми.

 Всем им рано или поздно пришлось расстаться с этим жизненным амплуа, и каждой по-своему. Жорж Санд, и прежде умевшая соче­тать мятежность с деловитостью, стала заботливой бабуш­кой и прославленной романисткой.

Мари д’Агу — респек­табельной публицисткой. Утихомирившаяся Аграфена Закревская, похоронив мужа, последние двадцать лет своей долгой жизни провела в Италии.

Что же до Юлии Самойло­вой, то она-таки промотала оба состояния и обеднела на­столько, что вынуждена была расстаться даже со своими портретами работы Карла Брюллова.

 Все они, скорее все­го, пылятся сейчас в разных западных собраниях, безы­мянные и никому не интересные.

Своего возлюбленного Юлия Самойлова пережила на двадцать три года и умерла в Париже, найдя последнее упокоение на кладбище Пер-Лашез. Впрочем, для нас она навсегда останется только такой , какой была запечатлена в этом портрете.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: