Картины по русской истории. С.В. Иванов. Боярская Дума.

Начало здесь.

Boyarskaya_duma

Традиция совета князя со своей дружиной, старейшими боя­рами продолжалась в Московской Руси и после образования Русского централизованного государства. Боярская Дума су­ществовала и во времена опричного террора Ивана Грозного и в Смутное время. Не утратила она своего значения и позднее, вплоть до начала XVIII века, когда многие ее члены стали сподвижниками Петра I.

Заседание Думы обычно представляется нам многолюдным собранием, где одетые в причудливую одежду бородачи неза­метно дремлют на лавках, «брады уставя». Действительно, Дума насчитывала 25—50 человек бояр, не считая окольничих, думных дворян и дьяков, имевших право доклада на заседани­ях.

Но значительная часть этих людей, как правило, была в отлучке: в военных походах и посольствах, на воеводствах и в отпуске, а то и в опале. Не часты были и торжественные заседания в Грановитой или Золотой палатах, на которых присутствовали думные и ближние чины государева двора и патриарх с освященным собором высших церковных иерархов.

На картине С. В. Иванова представлено обычное деловое заседание, начинавшееся рано утром, зимой затемно. Думные люди оставили своих коней и кареты поодаль от дворца и под­нялись к государю, который принял их по-домашнему и «гово­рил с боярами о делах».

Документ сообщает нам имена участ­ников такого совещания: бояре князь Я. К. Черкасский, И. Д. Милославский, С. Л. Стрешнев, князь Ю. А. Долгоруков, П. М. Салтыков, окольничие Б. М. Хитрово и Ф. М. Ртищев, глава Посольского приказа думный дворянин А. Л. Ордин-Нащокин и думный дьяк приказа Л. Лопухин.

Они обсуждали статьи «Наказа» великим и полномочным послам, посылаемым на ответственнейшие переговоры с Речью Посполитой о мире (1662). Заседание Думы начиналось с доклада дьяка — он разложил на столе специально подобранные материалы, чтобы дать исчер­пывающий ответ на все могущие возникнуть вопросы, и читает подготовленный в приказе проект документа.

Глава приказа, не имеющий еще боярского чина, стоя, комментирует неясные места. Исправленный в результате обсуждения документ будет иметь помету: «Государь указал и бояре приговорили». Анало­гично обсуждались в Думе военные дела, проблемы государст­венного управления, важнейшие судебные приговоры.

Основная масса вопросов шла из московских приказов, поэтому в случае отъезда государя «для дел» в Москве всегда оставалась боярская комиссия. Время работы Думы было «расписано» поприказно и попроблемно, но она принимала и решения о рассмотрении новых вопросов, указывая, кто должен подготовить по ним доклад.

Большая группа документов имела пометы: «Государю известно и боярам чтено». Как правило, это была стратегическая информация, представленная в виде сводок: о военном положе­нии, бюджете, земельном фонде, народных волнениях, распрост­ранении фальшивой монеты, зарубежных новостях и так далее.

Дьяки хорошо знали свое дело, и в массив важной информации, например разведывательных данных по международным отно­шениям, добавляли занятные эпизоды: о церемониях при ино­земных дворах, фейерверках, одежде и тому подобное.

Членами Думы становились, как правило, старшие предста­вители знатнейших родов, родственники цариц, государевы «ближние люди». Принадлежность к знатному роду не гаранти­ровала боярство — важна была царская милость. Но заслужить боярство усердной службой государству было гораздо труднее.

Автор аннотации: А.П. Богданов

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: