Время знакомиться

Первая зима на рыбокомбинате памятна не только авралами на котельных, разрывами труб теплотрасс, но и знакомствами с мастерами, руководителями всех цехов. Дневника я не вел, поэтому память не сохранила части имен, а некоторые всплывают в голове только зримо виртуально, если так можно выразиться. Итак:

1. РКЗ-66 — консервный цех: начальник цеха Лосев Виталий Филиппович. Говорили, что до этой должности он был простым слесарем на заводе. За неполные восемь лет, что я работал на рыбокомбинате,  Филиппович продвинулся на две ступеньки вверх. Сначала стал главным инженером, потом директором завода. Не припомню ни одного случая, когда бы основные линии цеха не были вовремя и качественно подготовлены к путинам. А многие станки были очень старыми, еще японского производства. Одними «золотыми» руками таких наладчиков как Фокин, без инженерных усилий и упорства Виталия Филипповича, этот парк вряд ли можно было держать на плаву. Амбициозности, чиновничества во взаимоотношениях с подчиненными никогда с его стороны не было.

losos-dlya-zavoda

Из старших мастеров вспоминается Тронина; старшим механиком работал Кравченко, после него зримо запомнились еще двое заводских механиков, один солидный уже в годах нерусских кровей и второй чуть моложе меня. Супруга Кравченко возглавляла химическую лабораторию, после их отъезда — к руководству химиков пришла Лосева.

Икорный цех мало «»беспокоил» центральную котельную, может быть в связи с этим, у меня не сохранила память никого из этого цеха?  А были совсем рядом через дорогу. Одна из мастериц все же вспоминается,- она дружила с моим кочегаром Погрябняком.

2. Засольным цехом руководила Костюк Ольга Константиновна.  «Виновница»  выхода из строя 200-метрового участка теплотрассы от ЦК на поселок. Дело в том, что трасса была проложена в земле без каких-то либо каналов, в непосредственной близости от котельной вдоль  засольного цеха. Каждой весной перед путиной сюда на землю складировали тысячи тонн соли в мешках.

Не мудрено, что солевые потоки с дождем быстро повреждали трубы. Один из его сыновей Юрий работал у меня на дюкере, второй,- у мамы в коллективе: летом на посоле чавычи, зимой на заготовке льда для этого же цеха.

Эта полная, добродушная женщина имела большой авторитет среди всего заводского коллектива. К ней  многие стремились попасть — заработки в засольном цехе были одними из самых высоких. Опыт у нее был огромный, я частенько брал с нее пример как надо работать с людьми. Задачи производственные решала без крика и в тоже время была чрезвычайно требовательна. Спуска она и мне не давала, когда по той или иной причине не хватало ей пару на копчение, резку льда.  Наград в те времена на заводе давали не многим, — орден который вручили Ольге Константиновне, спустя некоторое время, был заслуженным на все 100%!

3. Ликвидный цех: старшим мастером работала Якунина,- супруга моего мастерового слесаря, коммуниста Ивана Семеновича.

4. Цех наружной механизации: транспортерных дел мастер- механик Бодров.

5. Гараж — самый суматошный и важный вспомогательный цех. Всем же надо вовремя автомашины, трактора! Мне особенно, хоть и не всегда в 1-ю очередь. Основное — вовремя натолкать в бункера котельных уголь, очистить места складирования золы и шлака. Без проблем отправлялась бригада на дюкер,- будь то автомашина или ГТС, когда на улице бушевала пурга. Другие же заявки требовали беготни то за завгаром, то просто за дядей Васей на тракторе.

Особенно напряженно было с выделением техники в  дни, когда на улице свирепствовала пурга, и все дороги были занесены толстым слоем снега. А еще, — при вывозке с морпорта угля на котельные. Если этот период совпадал с отгрузкой баночек со складов в порт — то дело было совсем труба! Завгару в таких случаях ничего не оставалось, как мчаться за помощью в Сельхозтехнику или в Крутоберегово к воякам за 10 с лишним километров от завода.

Работа по обеспечению транспортом не ограничивалась только этим. Ведь еще технику надо было ремонтировать, а запчасти без связей не достать. В общем, жаль мне всегда было завгаров, кружились они как «пчелки». Да и менялись «как перчатки», а один типа меня, пахал долго и упорно…

6. База лова: капитан флота Дьяков Г.И. — непосредственно помогал мне  в выполнении моих заявок на токарно-фрезерные работы. Механический цех располагался на этой территории и входил в его компетенцию. Подготовка обсадных труб для дюкера тоже была бы не мыслима без Г.И. — спасибо ему за взаимовыручку.

7. ЖКО -? В памяти с этим участком остались одни авралы- то палатки заморозили,- караул! — сезонницы  мерзнут:  заводчане, котельщики помогите! То приедешь в их котельную, — кочегар в хорошем подшофе, а то и вовсе в «отрубе». Да чаще такое случалось по праздникам, ночью — решай ребусы за некоторых… С другой стороны, кто бы как не они, — давали кровати с принадлежностями новоиспеченному специалисту, когда пришло время перебираться из гостиницы на Морскую улицу!

8. Гостиница: первое, хотя и недолгое мое жилищное пристанище. Какие были вкусными вареные крабы у хозяйки, которую угощали пришедшие с морей моряки…

9. Ремонтно-строительный цех: у руководства долгое время был щупленький в очках, очень подвижный человек. Если я организовывал многие работы по нарядам со сдельной оплатой труда, только в летне-осеннем периоде, то — он практически по этой схеме работал круглый год. Многое при нем было построено, — в зиму с 1973 на 1974 г.г.  его бригады заканчивали отделку чистовую нового управленческого корпуса, примыкающего к консервному цеху.

Затем было строительство холодильника, нового 24-квартирного дома на улице Комсомольской, бани возле котельной базы лова. Его рабочие периодически проводили косметический ремонт моей центральной котельной.

Однажды на крыше гаража появились незнакомые лица. Говорили — это ОБХСС проверяет,- не завышены ли против факта объемы закрытых по нарядам работ. Проверили, уехали, начальник РСЦ продолжал и дальше работать, значит, все было в порядке.

10. Туковый — муковый, ну что о нем вспомнишь, когда запашок от него и сейчас как будто чувствуется у меня в носу. Под одной крышей с ЦК этот цех располагался. Кочегары чистят топки, выгребая на себя все «добро», зольщики тут же это обильно  заливают водичкой, из угольного бункера клубы конденсирующего на стыке мороза и тепла пара /его да запашка тукового только и не хватало всем/- вы думаете все это уходило с вентиляцией?! Нет, вы ошибаетесь, ее пока просто нет. Вслед, напротив топок котлов, двери нараспашку,- надо же куда-то шлак с золой удалить. Вот туда же и основная масса газовая  уходит. Сквознячище, ужас! Кто-то прячется в  тепленьком углу. А кочегару некуда деваться. Чтоб пар держать на марке, от топки не уйдешь, это ведь целое искусство. Заводу надо 23 миллиона баночек выдать, от котельщиков — это  как кораблю полный ход набрать, все зависит.

Со всеми познакомился, никого не забыл, кроме управленцев, о них смотри уважаемый мой посетитель сайта в продолжении…



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: