Очередь как социальный феномен

Очередь как социальный феномен или куда мы спешим?

Меня и многих сверстников моего поколения учили стоять в очереди еще в школьном возрасте.

Не просто стоять один за другим, в затылок или рядом, но производить это действие — очередь рассматривалась не как состояние, а как процесс — цивилизованно, сознательно.

То есть не тол­каться, не ерзать на месте, не выскакивать, не пытать­ся влезть вперед. Нас учили, что в жизни всему свой черед, а лезть без очереди означает жульничать. Хуже того, это не по-советски.

Очередь нарушается, крик, давка, кто – то жалуется, что кишки все выдавили, у кого-то стянули бумажник. Так было у нас в тридцатые годы прошлого столетия. Почти так — чуть позже.

Лишь в очередях познается человеческий характер, выносливость человека и его долготерпение, независимо от времени, где и как мы живём.

Усвоенное в молодости я запомнил на всю жизнь, и  по сей день терпеливо ожидаю, когда при­дет мой черед снять деньги с карточки, купить пару говяжьих котлет, пройти регистрацию в аэропорту…

Правда, рядом со мной находятся в это время земляки, в советских школах не обучавшиеся, и у меня появляется возможность понаблюдать их реакцию на это неприятное —  очередь.

Цель тех, кто не приемлет очередь как социаль­ный феномен, — оказаться в начале этой очереди, оставив всех позади. Тактика самая разнообразная. Вот, скажем, образчик нахального вранья.

J13marchВ мясную лавку врывается запыхавшаяся молодая дама и заве­ряет, что оставила машину во втором ряду.

В машине ее престарелая бабушка, с которой она опаздывает к врачу.

Бабушка боится оставаться одна, у нее боль­ное сердце, она страдает всяческими фобиями. История преподносится так, как будто речь идет о жизни и смер­ти, а не о покупке отбивных.

Что остается делать утон­ченному джентльмену, как не уступить свое место в очереди?

Ещё по теме:   Дружба врознь?

Интересно, что женщина сразу забывает о спешке и начинает выяснять разные мясные тонко­сти с продавцом, покупает, тщательно выбирая, одно, другое, третье.

Я тем временем обращаю внимание на улицу. Ни следа автомобиля во втором ряду. Остается предположить, что престарелая бабушка, наскучив ожиданием внучки, дала газу и рванула вдоль по ули­це, чтобы не опоздать к врачу.

Для обхода очереди можно умело применить мо­бильник. Делового вида господин, время которого, разумеется, слишком дорого, чтобы тратить его на

оче­реди, вынимает из кармана телефон, набирает номер и начинает разговор, покинув при этом свое место в очереди.

Погруженный в серьезный разговор, он про­гуливается вдоль людского ряда и, не отрывая кар­манной электроники от уха, внедряется в очередь че­ловек на полста

ближе к ее голове. Разумеется, непро­извольно, не заметив, ведь он полностью отрешен от банального окружения.

Действенный прием — обнаружить среди стоящих впереди знакомого, даже если впоследствии окажется, что вы обознались. «Надо же, вы так похожи на сына моей одноклассницы!..»

Помогает также применение подручных средств — капризный ребенок, необъятная рыночная корзина. Неважно что, главное, чтобы сработало.

Странная страсть сэкономить несколько минут, особенно если учесть, что народ у нас отнюдь не отличается манхэттенской лихорадочной активностью и зудом деятельности.

Ленивая неспеш­ность — одна из бросающихся в глаза характеристик местной повседневности.

Кажется, действует тот же фактор, который заставляет согражданина нарушать все правила и рисковать жизнью ради обгона едущего впереди автомобиля, даже если спешить совершенно некуда.

Тот же хищный соревновательный инстинкт, на двух ли ногах, на четырех ли колесах.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: