Проанализировал… и умер

 
Начало здесь.
PersitsБорис Давидович Персиц (1916-1991), кандидат в мастера, заслуженный тренер СССР, международный мастер ИКЧФ.

Родился в городе Горьком. Перед войной стал первокатегорником. В 1939 году окончил Московский пединститут им. К.Либкнехта по специальности «учитель математики» и сразу же был призван в Красную Армию.

В июне 1941 года направлен в Тульское оружейно-техническое училище, которое закончил уже в сентябре (ускоренный выпуск) по специальности «оружейный техник».

С декабря по май 1942-го — на Крымском фронте. Награжден главной солдатской медалью — «За отвагу», чем очень гордился. Был ранен и до ноября 1942-го пробыл в госпитале. С июня 1943- го по апрель 1944-го учился в Высшей офицерской артиллерийской школе, которую закончил по специальности «начальник цеха стрелково-минометного вооружения» с присвоением звания «старший техник-лейтенант».

По свидетельству друзей, Борис Давыдович весь остаток войны проходил с пистолетом, но так ни разу из него не выстрелил (будучи солдатом, стрелял, но из винтовки).

После войны вел шахматный кружок при Доме пионеров на Таганке. Затем возглавил шахматную работу в обществе «Труд». Как говаривали его ученики: по военной специальности он был оружейником, но главным его оружием была доброта.

В 60-е годы его стали привлекать в качестве тренера сборной Москвы, которая в 1965 году выиграла командный чемпионат СССР и Спартакиаду народов СССР 1967 года.

Скончался на 75-м году жизни в результате второго инфаркта, случившегося с ним во время турнира ветеранов, после проигранной партии.

Рассказывают, что перед кончиной он пережил клиническую смерть. И что же стал делать, когда очнулся?. Анализировать проигранную партию. Проанализировал… и умер.

Юлий Яковлевич Ботвинник (род. в 1924 году), кандидат в мастера:

— Мой старший брат Лев (это он научил меня играть в шахматы) погиб на войне. Я был призван в 1942 году и в августе направлен в
училище по подготовке офицеров-артиллеристов (г. Пенза), где проучился 8 месяцев.

В феврале 1943  года принял участие в шахматном турнире — первенстве пензенского гарнизона, где занял 5-е место. Это был мой первый и единственный турнир за войну.

По окончании училища меня направили в 23-ю стрелковую дивизию. Первый бой мы приняли в августе (спустя 4 дня после начала битвы на Курской дуге) на территории Сумской области.

Там я был первый раз ранен — в голову. А виной тому брошюрка, что нам выдали — руководство по уничтожению немецких танков Т-6 (те самые знаменитые «Тигры»), где было сказано, что одно из самых уязвимых мест у этого танка находится между башней и корпусом.

И вот этот танк наступает. Мы прицеливаемся и посылаем в «уязвимое» место один снаряд, другой, третий, четвертый… и все без толку.

А «Тигр» нашу пушку в лепешку превратил (правда, не с первого выстрела, а со второго). Если б не эта брошюрка, то я бы его спокойно пропустил (он ведь боком шел) и столь же спокойно сзади бы и сжег…

После первого ранения были еще два, и все три осколочные. Мы ведь — артиллерия, в атаку под пули не ходили — по нам из орудий били.

После третьего ранения стал бояться пуль. Но это не спасло от снайпера. Правда, и тут повезло: пуля попала в ногу. Это случилось в декабре 1944 года на самой границе со Словакией (в районе Кошице). Меня отправили в тыл в Самбор. Нога заживала долго.

Я уже мог ходить, но рана все не затягивалась. И вот, узнав, что в Перемышле (бывшем до войны польским) есть клуб, где играют в шахматы, я направился туда. Там действительно собирались местные шахматисты, но они посмотрели на меня (а я был в форме) и вежливо отказали: «Пан еще млоды».

Я, конечно, понял, что причина не в этом. Госпиталь двигался следом за фронтом, и я 8 мая оказался в Чехословакии в маленьком городишке севернее Праги. Первое, что услышал по приезде — поистине бешеную стрельбу. Но она оказалась мирной: это был салют в честь окончания войны.

Bunin

Борис Маркович Бунин, кандидат в мастера:

— Я родился 11 декабря 1924 года. Перед войной занимался шахматами в Московском
городском доме пионеров вместе с Юрой Солнцевым, Павлом Кондратьевым, Яковом Нейштадтом (из всех один он живой), Яковом Эстриным.

Преподавали нам Михаил Юдович, Сергей Белавенец, Илья Майзелис. Получил вторую категорию.

Сразу по окончанию школы в неполных 17 лет ушел добровольцем в армию. Был направлен в 4-й парашютно-десантный батальон 7-й воздушно-десантной бригады.

До декабря 1942 года проходил подготовку. Затем в составе 3-й третьей гвардейской воздушно-десантной дивизии попал на Северо-Западный фронт.

В апреле 1943 дивизия была переправлена под Курск. 10 июля на 6-й день боев на Курской дуге получил первую боевую награду — медаль «За отвагу». Во время ночного поиска захватили немецкую самоходную пушку «Фердинанд» вместе с механиком-водителем, которого звали Адольф Майер.

14 июля в «Красной звезде» появилась статья Константина Симонова «Немец с «Фердинанда» об этом Майере, точнее о том, как резко изменилась психология немецкого солдата.

Далее были форсирование Десны, Днепра, освобождение Киева, Житомира, Корсунь-Шевченковская операция… Днестр, Прут, Румыния, Венгрия, Австрия.

На фронте однажды проиграл в шахматы трофейные золотые часы. В какой-то венгерской деревушке. Я в свои 20 лет уже был уже помначальника разведки 163-й стрелковой дивизии.

Проиграл командиру разведроты. Ставкой с его стороны был комплект карандашей, который мне так и не достался. Потом
играли с ним десятки партий — он у меня ни разу не выиграл.

После войны я был отправлен учиться в Краснознаменную высшую разведывательную школу в Москве. По окончанию служил
в Латвии, Литве, в Германии (группа оккупационных войск). Награжден тремя орденами, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Чемпион по шахматам г. Люберцы 1951 года и г. Тушино 1954 и 1956 гг.

Уволен в запас по болезни в 1958 году в звании полковника. В 1980 году стал кандидатом в мастера (после участия в командных соревнованиях). В данное время руковожу в Тушино детской шахматной школой при Центре детского и юношеского творчества.

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями: