Шахматные турниры времен войны

В середине июня 1941 года участники 13 — го чемпионата СССР по шахматам съехались в Ростов-на-Дону для борьбы за высокий титул, однако закончить турнир не удалось: война отодвинула проведение чемпионата на долгих три года.

Уже к осени Москва стала прифронтовым городом. Прекратилось издание популярной газеты «64», перестал выходить журнал «Шахматы в СССР». Владимир Евгеньевич Герман, председатель Всесоюзной шашечно-шахматной секции с 1939 года, ушел на фронт с добровольческим  батальоном.

German_1950_godyОн прошел войну и после Победы вновь вернулся на прежнюю должность.  В памяти современников осталось, что это был очень хороший человек, страстный охотник, очень любил собак. Одно время являлся редактором журнала «Шахматы в СССР», а затем редактором издательства «Физкультура и спорт».

Осенью 1941-го в столице оставалось три первокатегорника, занимавших высокие государственные посты: генерал-майор Козьма Романович Синилов (военный комендантм Москвы), Борис Самойлович Вайнштейн (ответственный сотрудник НКВД) и Борис Федорович Подцероб (начальник секретариата МИДа).

Они и помогли оставшимся в Москве шахматистам-профессионалам организовать показательный турнир. Играли гроссмейстер Андрэ Лилиенталь, мастера Вениамин Верлинский, Николай Рюмин, Михаил Юдович, Николай Зубарев, Бениамин Блюменфельд, молодые шахматисты Лев Аронин, Николай Головко, Виталий Тарасов, Юрий Авербах.

За три тура до конца норму мастера выполнил Борис Станишнев. Но завершить турнир не удалось. В середине октября боевая обстановка ухудшилась, и все, кто мог держать в руках оружие, ушли на фронт. В их числе и Станишнев, который так и не успел получить квалификационный билет — погиб, защищая Москву.

20 ноября 1941 года (спустя 13 дней после знаменитого парада на Красной площади) стартовал первый «военный» чемпионат Москвы. Он проводился в два круга, так как участвовало 8 шахматистов (в довоенных число доходило до 16-20).

Рекомендую:   Вспоминаю Я. Г. Карбасникова

Турнир проходил в Шахматно-шашечном клубе, который располагался тогда в доме 18 на улице Мархлевского, и в других местах. В это время приехал американский журналист Ларри Леюэр, который в своих репортажах свидетельствовал, что в Москве, несмотря на осадное положение, работает Большой театр, открыты десятки кинотеатров и «даже проводится традиционный шахматный турнир».

Василий Панов вспоминал: «Вначале нормальному течению партий мешали обстоятельства, о которых нынешние шахматисты не имеют представления. Это был вой сирен при воздушных тревогах, гром зенитных батарей, расположенных на московских площадях и бульварах, иногда — глухие удары бомб.

Участники, привыкшие к военной обстановке, вскоре начинали ворчать, что при тревоге приходится прерывать игру и отправляться в бомбоубежище… Поскольку в помещениях обычно, кроме дежурного коменданта, никого не было, вскоре по единодушному решению участников игра продолжалась даже во время тревоги».

Победителем стал лейтенант Исаак Мазель (9,5 из 14), который получал из своей воинской части увольнительную на каждый тур. (до Победы ему дожить не удалось — демобилизовавшись по ранению, он умер в 1943 году).

Следующие места заняли Владимир Петров (спустя год сгинувший в ГУЛАГе) с 9,5 очками, Василий Панов (9), Владимир Алаторцев (8,5), Евгений Загорянский (6,5), Николай Зубарев (6), Леонид Щербаков и Александр Лацис.

Какое политическое значение придавалось этому турниру, можно судить уже по тому, что о нем сообщали ТАСС, «Правда, «Известия», «Вечерняя Москва».

Москву отстоять удалось, но и следующий, 1942-й год оказался не менее тяжелым. Красная Армия несла огромные потери. Гибли на полях сражений и шахматисты.

Смертью храбрых пали мастера Сергей Белавенец, Лев Кайев, Марк Стольберг, Владислав Силич, и др. Оказались в плену будущие наставники юных шахматистов Борис Григорьевич Воронков (отец известного журналиста Сергея Воронкова) и Вахтанг Ильич Карселадзе.

И в то же время… «Не было ни одной другой области культуры, где бы так сохранили кадры», — с гордостью констатировал Борис Вайнштейн, который в апреле 1942 года сумел возобновить работу Всесоюзной шахматной секции.

Рекомендую:   Победа в шахматы

Ведущим шахматистам предоставили бронь и эвакуировали вглубь страны. Многим это спасло жизнь.Пощадила война и старейших питерских мастеров Григория Левенфиша и Петра Романовского.

Первый отвечал за эвакуацию на Урал военного завода, второму довелось пережить все ужасы блокадной зимы. Не прекращалась шахматная жизнь в Ленинграде, хотя потери там был самыми ощутимыми. В действующей армии оказались Александр Толуш, Леонид Шамаев, Виктор Васильев, Александр Черепков, Владимир Бывшев, Василий Соков.

В самом начале блокады погиб Александр Раузер — выдающийся теоретик шахмат. Погиб Леонид Куббель — всемирно известный шахматный композитор.

Умер, не дожив до 50, Самуил Вайнштейн, один из первых авторов советского журнала «Шахматный листок», первый председатель Всероссийского шахматного союза. Александр  Ильин-Женевский был убит осколком авиабомбы, пропавшей в пароход, на котором он эвакуировался из города по Ладоге.

shakhmatyЛенинградский Промкомбинат наладил выпуск шахмат — простых, но весьма необычных, картонных, по виду напоминающих детские кубики. Сейчас один комплект этих блокадных шахмат хранится в музее ЦДШ в Москве.

Вспоминает Борис Вайнштейн: «Меня откомандировали в пожарную охрану штаба Ленинградского фронта. Пожарная охрана штаба в то время была шахматным центром Ленинграда. Шахматный столик стоял прямо на командном пункте.

Говорят, что его принесли сюда по просьбе начальника охраны капитана Домбровского — большого любителя шахмат. Здесь оказалось немало сильных игроков — кандидат в мастера замполит Комолкин, два первокатегорника.

А новый боец Соков — мастер и неоднократный чемпион страны по шашкам. Столик пустовал лишь во время налетов или артиллерийских обстрелов улиц города. Тогда весь состав пожарной охраны дежурил на крышах штаба, ликвидируя зажигательные бомбы».

Восстановленная Всесоюзная шахматно-шашечная секция, которую возглавил Б.Вайнштейн, начала свою работу с подготовки циркуляра о проведении шахматных мероприятий в госпиталях.

Рекомендую:   Матч века

Письмо разослали в июне 1942 года. Дававших сеансы шахматистов зачисляли на довольствие. Отношение к шахматам сразу резко изменилось. Снова появились шахматные отделы в газетах и журнале «Огонек».

Всесоюзное общество культурной связи с заграницей (ВОКС) начало издавать ежемесячный журнал «Советская шахматная хроника» на английском языке. Выходили бюллетени на шахматных турнирах.

Весной 1942 года удалось вывезти из Ленинграда Лисицина, Чеховера и Равинского, отозвали с Ленинградского фронта лейтенанта Рагозина, через год оттуда же отозвали лейтенанта Толуша.

Продолжение следует.



Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

*

code

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: